Политика

Владимир Казимиров: Нынешняя ситуация вряд ли доведет до войны, но беда состоит в исходной позиции руководства Азербайджана

Владимир Казимиров

Российский дипломат, посол в отставке, бывший полномочный представитель президента Российской Федерации по Нагорному Карабаху и экс-сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России Владимир Казимиров в интервью Tert.am прокомментировал проблему роста напряженности на границе с Азербайджаном, вопросы касательно переговорного процесса по карабахскому урегулированию и пути решения конфликта. В. Казимиров отметил, что все представленные ответы являются сугубо его мнением и не могут представлять официальной позиции России.

Материал приводим ниже без сокращений и изменений.

— Господин Казимиров, может ли напряженная ситуация на армяно-азербайджанской границе привести к войне?

— Я не думаю, что подобная ситуация доведет до войны, но беда в том, что исходная позиция нынешнего руководства Азербайджана состоит в том, чтобы, как они сами выражаются, «не давать покоя оккупантам». И для этого годятся любые средства, ведь первопричиной инцидентов как на армяно-азербайджанской границе, так и на территории, близкой к Нагорному Карабаху, стало то, что азербайджанская сторона с нарушением подписанного 18 февраля 1994 года министром обороны Азербайджанской Республики документа, отказалась осуществлять развод сил от линии соприкосновения. То есть, вместо того, чтобы, как было условлено, стороны развели свои силы на такое-то количество километров, тяжелую технику еще дальше от линии соприкосновения, чтобы сохранить режим прекращения огня, они остались на прежних позициях. Азербайджан отказался отводить свои силы, отводят только армяне.
Этот документ был подписан за два с небольшим месяца до прекращения огня, но там было наложено условие о том, что при прекращении огня стороны разводят свои силы так, как это делается в мировой практике вообще. Это общеизвестные вещи .

Более того, по происшествии уже многих лет руководство Азербайджана при Ильхаме Алиеве наоборот приближало свои позиции в некоторых местах к позициям армянской стороны. То есть постоянно возрастала вероятность даже нечаянного, я уже не говорю о спровоцированных, инцидентах. Почва все более и более расширялась. Точно также надо было вести дела и по армяно-азербайджанской границе. Я лично вел переговоры с президента президентов Армении и Азербайджана. Точные даты этих переговоров я не помню, но я представлял им проект соглашения о договоренности. Азербайджанская сторона, хотя и участвовала в подготовке этого документа, но так и уклонилась от его подписания. Вот набор тех нарушений, которые имели место именно с азербайджанской стороны еще в тот период, когда только –только готовилось соглашение о прекращение огня, и когда оно только-только было реализовано. И, наконец, последний пункт, создается специальная напряженная и рискованная ситуация. Мы специально вместе со шведами, они были с нами вместе сопредседателями Минской группы, 4 февраля 1995 года представили проект нового соглашения об укреплении режима прекращения огня, проговорив его первоначально и лично с Гейдаром Алиевым, и с Левоном Тер-Петросяном, этот документ был подписан всеми тремя сторонами. Но так и не выполняется, да, он вступил в силу 6 февраля 1995 году, но бакинская сторона так и не выполняет условия этого соглашения. Это пренебрежение азербайджанской стороной тех обязательств, которая она официально берет на себя. Чего стоят после этого заявления Ильхама Алиева о том, что Азербайджанская Республика надежный партнер. Где эта надежность?

— То есть, Вы считаете, что эскалация ситуации на границе не перейдет в войну?

— Я хотел бы в это верить, поскольку слишком дорога цена ошибок. Таких ошибок, как возобновление военных действий. В этом азербайджанская сторона могла уже ни раз убедиться. Сколько раз руководство Азербайджана надеялось решить карабахский конфликт при помощи применения силы, и чем все это закончилось? Жалобами на «оккупацию 20% азербайджанских земель».

— Некоторые аналитики говорят о том, что российская сторона сейчас считает более важным партнером Азербайджан, чем Армению. Вы придерживаетесь такого же мнения?

— Я всегда очень сдержанно отношусь к подобным явлениям, уважая политологов, поскольку их работа – это гадание на кофейной гуще. Они не прагматики, а люди теоретизирующие ситуацию, в то время как надо смотреть на прагматическую сторону дела. С какой стати вдруг Азербайджан ценится больше, чем Армения. Все с учетом украинских событий, не более того.

— Что Вы думаете насчет продажи Азербайджану вооружения со стороны России? Российские политики говорят, что это бизнес, поскольку Азербайджан мог покупать оружие у любой другой страны…

— Ну это верно, но, если бы он не покупал, то вооружение, которое уже освоено азербайджанскими войсками, то брал бы их то ли у НАТО, то ли еще у каких-нибудь партнеров – чем это было бы лучше? Никакой принципиально разницы в данном случае не было бы.

— Недавно НКР заявила о том, что выступает против Мадридских принципов, которые последние 5-6 лет находится на переговорном столе. По-Вашему, это изменение курса? Чем обусловлено подобное заявление?

— Я не знаком с этим заявлением, и мне трудно комментировать. Кто об этом заявил?

— Премьер-министр Арцаха

— Насколько я понимаю, подобные вопросы, в большей степени, касаются президента и министра иностранных дел. Но это дело руководства Нагорного Карабаха.

— Бытует мнение, что отношения между Россией и Ираном сейчас находятся в довольно напряженной ситуации. К примеру, 18 июля посол Ирана в Армении заявил о том, что Иран будет выступать против введения миротворческих сил для урегулирования карабахского конфликта. Подобное заявление не является новшеством, но, кажется, впервые представляется в подобной резкой форме?

— Я думаю, что дело еще не дошло до этого. Подобного рода заявление господина посла, по меньшей мере, наверное, преждевременное. Ведь речь не о том, что миротворческие силы вообще недопустимы, а, фактически, иранская сторона имеет определенные резервы, воздерживается от одобрения того или иного национального состава этих миротворческих сил. Полагаю, что речь идет именно об этом.

— Посол заявил также о том, что установление миротворческих сил навредит всему региону. Каково Ваше мнение?

— Это зависит от состава миротворческих сил, но, в любом случае, этот вопрос еще не решен ни сопредседателями, ни сторонами конфликта, поэтому вести словесную баталию по этому поводу столь преждевременно, что не имеет смысла. До этого дело еще не дошло, есть другие проблемы, которые надо решать.

— Как Вы оцениваете переговорный процесс? Считаете, что он вошел в тупик?

— Переговорный процесс уже много-много лет, как не выходит из этого тупика. Для выхода нужна более конструктивная позиция прежде всего азербайджанкой стороны, отказ от применения силы в разрешении нагорно-карабахского конфликта. Почему Азербайджан упорно не хочет подписывать соглашения о неприменении силы в разрешении этого конфликта. Вот именно в этом проблема.

Источник: Tert.am

AnalitikaUA.net