Социум

Азербайджанцы хотят лишить турок куска «туристического хлеба»

Остров Ахтамар - церковь Святого КрестаAnalitikaUA.net. Азербайджанцы не сумели провалить литургию на Ахтамаре. На литургии обычно присутствуют многочисленные паломники из Диаспоры, армянская община Стамбула, туристы.

Первая за последние 98 лет официальная церемония крещения, проведенная в минувшее воскресенье в храме Сурб Хач, что на острове Ахтамар в Ванском озере, вызвала волну негодования в Баку. Беспокоит азербайджанцев не только возвращение отуреченных армян к своим христианским корням, но и сам факт восстановления армянского присутствия в восточной Анатолии.

Первая за последние 98 лет официальная церемония крещения, проведенная в минувшее воскресенье в храме Сурб Хач, что на острове Ахтамар в Ванском озере, вызвала волну негодования в Баку. Беспокоит азербайджанцев не только возвращение отуреченных армян к своим христианским корням, но и сам факт восстановления армянского присутствия в восточной Анатолии.

Инициатором провалившегося пикета стал зарегистрированный в азербайджанонаселенном Игдыре союз со звучным названием “Общество борьбы против безосновательных притязаний армян”. Предводитель этой структуры этнический азербайджанец Гексел Гюльбей, урвавший для организации акции щедрое финансирование, получил из Баку также заверения в том, что необходимое число участников демонстрации будет обеспечено. Специально для создания массовки в Ван было направлено несколько десятков человек, которые прибыли на автобусах с азербайджанскими номерами. В Баку координацией необходимых мероприятий было поручено заниматься руководству “Международного центра азербайджанской диаспоры”. Но доставленных на место азербайджанских эмиссаров ждало разочарование. Сотрудники турецкой жандармерии вначале несколько раз проверили их на предмет наличия оружия и взрывчатых веществ, а затем без каких бы то ни было объяснений запретили им въезд на остров. Сигнал о готовящейся провокации турецкие спецслужбы получили накануне и не были особо удивлены. Нечто подобное в день литургии в храме Сурб Хач происходит каждый год. Офицеры жандармерии предупредили провокаторов о том, что в случае несанкционированных акций по отношению к ним будет применена сила. Не решившись препираться со спецназовцами, азербайджанские “борцы против безосновательных армянских притязаний”, поджав хвосты, ушли подальше от причала и в укромном месте вдалеке от глаз полицейских и местных жителей провели свою “акцию протеста”. Сидя на каменистом берегу Вана, несостоявшиеся пикетчики, вооруженные флагами Азербайджана, Турции и “Иреванского ханства”, сначала выслушали выступления своих предводителей, гневно клеймивших позором “армянских оккупантов”. Затем они помолились за упокой душ турок и азербайджанцев, погибших в Ване от рук армян, после чего демонстративно сожгли привезенные с собой фотографии генерала Андраника, имя которого по сей день приводит их в ужас.

Гексел Гюльбей в своем выступлении заявил, что разрешение на проведение армянами церковных церемоний в Турции равнозначно капитуляции перед Ереваном. Он призвал усилить борьбу против “необоснованных утверждений армян о геноциде”, отметив, что “на территории Османской империи не было убито ни одного армянина”. Гюльбей также пообещал добиться от муниципальных властей права на установление на берегу Вана близ пристани мемориала в память о пятидесяти турчанках, которые в 1915 году якобы покончили жизнь самоубийством, бросившись в озеро, дабы не попасть в руки армян. Выступление прибывшего из Баку заместителя председателя “Международного центра азербайджанской диаспоры” Самира Адыгезалли оказалось еще более оригинальным. Он взялся утверждать, что армяне не имеют ровным счетом никакого отношения в Ахтамарскому монастырю. “Попытки армян присвоить эту церковь безосновательны, поскольку храм был построен турками-христианами, о чем свидетельствуют выбитые на его стенах изображения”, — заявил он. Согласитесь, это что-то новое. Исторической науке до сих пор не было ничего известно о существовании турок-христиан. Но Адыгезалли этим не довольствовался. “В этих местах отсутствуют какие-либо признаки присутствия армян в доисламскую эпоху”, — заявил он. Вступать в дискуссию с господином Адыгезалли — дело неблагодарное. Тем не менее хочу напомнить, что первым мусульманином, нога которого ступила на берег Ванского озера, был сельджукский султан Алп-Арслан, совершивший поход против Армении в 1064 году. А власть османского правительства распространилась на Ван лишь в 1548 году при султане Сулеймане Великолепном. Между тем армянский храм Сурб Хач был построен зодчим Мануэлом по приказу армянского царя Гагика Арцруни еще в 915 году. Видимо, с арифметикой у Самира Адыгезалли столь же худо, как с историей.

Кстати, стоит отметить, что в отличие от азербайджанцев турки никогда не решались ставить под сомнение принадлежность храма Сурб Хач армянам. Более того, в прошлом году решением губернатора Ванской области Мунира Караоглу у стен монастыря была установлена табличка, на которой написано: “Армянская церковь Сурб Хач”. Прежде турки избегали упоминания настоящего названия храма, отмечая его на картах как “церковь Агдамара”. Причем даже название острова писали в неправильной, турецкой транскрипции.

“Агдамар” в переводе с турецкого означает “белая жила”. Именно так продолжают называть храм Сурб Хач азербайджанские националисты, стремясь доказать, что раз топоним не армянский, то и сама церковь не может быть армянской. Так, на состоявшемся в Баку съезде Социнтерна глава Социал-демократической партии Азербайджана Араз Ализаде заявил, что Ахтамар — это лишь название армянского коньяка, а церковь на острове Агдамар не имеет к армянам никакого отношения.

Азербайджанцам крайне неприятно осознавать, что их старшие братья — турки готовы признать за армянами право на часть украденного у них исторического наследия. В Баку осознают — если уж даже турки способны смириться с восстановлением армянами своих попранных прав, то рано или поздно с этим придется смириться и азербайджанцам.

Гексел Гюльбей в своем выступлении заявил, что разрешение на проведение армянами церковных церемоний в Турции равнозначно капитуляции перед Ереваном. Он призвал усилить борьбу против “необоснованных утверждений армян о геноциде”, отметив, что “на территории Османской империи не было убито ни одного армянина”. Гюльбей также пообещал добиться от муниципальных властей права на установление на берегу Вана близ пристани мемориала в память о пятидесяти турчанках, которые в 1915 году якобы покончили жизнь самоубийством, бросившись в озеро, дабы не попасть в руки армян. Выступление прибывшего из Баку заместителя председателя “Международного центра азербайджанской диаспоры” Самира Адыгезалли оказалось еще более оригинальным. Он взялся утверждать, что армяне не имеют ровным счетом никакого отношения в Ахтамарскому монастырю. “Попытки армян присвоить эту церковь безосновательны, поскольку храм был построен турками-христианами, о чем свидетельствуют выбитые на его стенах изображения”, — заявил он. Согласитесь, это что-то новое. Исторической науке до сих пор не было ничего известно о существовании турок-христиан. Но Адыгезалли этим не довольствовался. “В этих местах отсутствуют какие-либо признаки присутствия армян в доисламскую эпоху”, — заявил он. Вступать в дискуссию с господином Адыгезалли — дело неблагодарное. Тем не менее хочу напомнить, что первым мусульманином, нога которого ступила на берег Ванского озера, был сельджукский султан Алп-Арслан, совершивший поход против Армении в 1064 году. А власть османского правительства распространилась на Ван лишь в 1548 году при султане Сулеймане Великолепном. Между тем армянский храм Сурб Хач был построен зодчим Мануэлом по приказу армянского царя Гагика Арцруни еще в 915 году. Видимо, с арифметикой у Самира Адыгезалли столь же худо, как с историей.

Кстати, стоит отметить, что в отличие от азербайджанцев турки никогда не решались ставить под сомнение принадлежность храма Сурб Хач армянам. Более того, в прошлом году решением губернатора Ванской области Мунира Караоглу у стен монастыря была установлена табличка, на которой написано: “Армянская церковь Сурб Хач”. Прежде турки избегали упоминания настоящего названия храма, отмечая его на картах как “церковь Агдамара”. Причем даже название острова писали в неправильной, турецкой транскрипции. “Агдамар” в переводе с турецкого означает “белая жила”. Именно так продолжают называть храм Сурб Хач азербайджанские националисты, стремясь доказать, что раз топоним не армянский, то и сама церковь не может быть армянской. Так, на состоявшемся в Баку съезде Социнтерна глава Социал-демократической партии Азербайджана Араз Ализаде заявил, что Ахтамар — это лишь название армянского коньяка, а церковь на острове «Агдамар» не имеет к армянам никакого отношения.

Азербайджанцам крайне неприятно осознавать, что их старшие братья — турки готовы признать за армянами право на часть украденного у них исторического наследия. В Баку осознают — если уж даже турки способны смириться с восстановлением армянами своих попранных прав, то рано или поздно с этим придется смириться и азербайджанцам. Артем Ерканян, «Новое Время»