ВажноеПолитика

Эксперт: как возникли мифы о высокой эффективности Bayraktar в Карабахе

Боевые действия в XXI веке не могут быть «дешевы и сердиты», и все же отдельные технологические «фишки» в виде ударных беспилотников победу не обещают. Определяющую роль играет вся система военной организации государства, включая потенциал оборонной промышленности, арсеналы, и логистические возможности. Карабахский конфликт показал, прежде всего, не превосходство турецких Bayraktar TB2 в воздухе, а переоценку армянской стороной своих сил и плохую организацию обороны на земле. Об этом, на страницах Спутник – пишет Александр Хроленко.

«После прекращения огня в Нагорном Карабахе в медиа-пространстве появилось множество оценочных публикаций, содержание которых можно сжать до двух простых утверждений:

— Азербайджан победил, потому что у него турецкие беспилотники были, а у Армении не было;

— Российские «тяжелые» системы ПВО становятся бесполезными в современной «войне дронов».

Столь упрощенный подход объясняется относительно абстрактными военно-техническими знаниями экспертов, а также огромным количеством наглядных примеров поражения армянской боевой техники и личного состава. Однако реальность всегда сложнее наших представлений о ней.

Чудес на свете не бывает, любое кино делают по задумке режиссера. Видеосюжеты, снятые Bayraktar и другими БПЛА азербайджанской армии в Карабахе, изначально служили подрыву боевого духа противника, и продвижению турецких беспилотников на мировом рынке вооружений. При этом за кадром оставались «пустые рейсы» и промахи, поражение десятков дронов средствами противовоздушной обороны (ПВО) и радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Основными инструментами уничтожения живой силы и техники на поле боя остаются артиллерийские орудия, реактивные системы залпового огня (РСЗО), которые способны методично «перепахивать» гектары на переднем крае и в тылу противника. Ствольной и реактивной артиллерии в войсках многократно больше, чем беспилотников. И боевой мощи у артиллерии несоизмеримо больше.

К примеру, ударный Bayraktar стоимостью около $1 млн. может поднять и донести до цели всего 150 кг боеприпасов, а в одном залпе относительно бюджетной РСЗО – тонны смертоносного металла. Таким образом, артиллерия значительно снижает «себестоимость» уничтожения целей. Размер военного бюджета с гарантированным успехом не коррелируется. Например, многолетнее господство Пентагона в небе Афганистана не привело к победе над талибами – на земле».

Эксперт утверждает, что правильно организованная, эшелонированная система ПВО способна нейтрализовать любой рой беспилотников противника, а средства радиоэлектронной разведки в считанные секунды выдают координаты пунктов боевого управления барражирующими боеприпасами (для огневого поражения). Между тем, развернутые в Карабахе одиночные комплексы ПВО армянских войск не обеспечивали надежного прикрытия не только в силу «устаревших» характеристик. Сказывался и уровень организации службы, отсутствие системы. Заметим, «Стрела-10» и «Оса-АКМ» – это ЗРК 1960-х годов, порой они не дотягивались до Bayraktar на восьмикилометровой высоте. А современные комплексы «Тор-М2КМ» (ближнего действия) и «Бук-М2Э» (средней дальности) защищали исключительно Ереван и Мецаморскую атомную электростанцию.

Еще одна проблема – пренебрежение средствами маскировки на местности, отдельные военные объекты будто кричали: «Убей меня!» (одно прямое попадание в штабную палатку с флагом на мачте может сделать неуправляемыми несколько подразделений, а это сотни или даже тысячи военнослужащих на поле боя).

С другой стороны, когда турецкие беспилотники начали «случайно» залетать из Карабаха на приграничную территорию Республики Армения, там правильно организованные средства ПВО и РЭБ сбивали БПЛА без проблем. Вскоре дроны летать перестали (возможно, пострадали и пункты управления).

Военная победа 1994 года сформировала и с годами укрепила миф о непобедимости армянских войск на Карабахском направлении. Только этим можно объяснить отсутствие серьезных инженерных сооружений на 100-километровой линии от реки Аракс до горного хребта Мрава. Открытые сверху окопы и огневые точки, отдельные блиндажи – образцы фортификации начала прошлого века. О долговременных огневых точках (из железобетона) и сети подземных коммуникаций армянская сторона не позаботилась, хотя времени было вполне достаточно – более 25 лет (вспоминаем тоннели боевиков в Сирии, построенные при минимуме технических средств). На этом фоне в 2019 году армянский премьер-министр Никол Пашинян заявил: «Карабах – это Армения» (правда, НКР не признал), а министр обороны Давид Тоноян сформулировал концепцию: «Новые территории в случае новой войны».

Автор подчеркивает, что военный потенциал армянской стороны к 27 сентября в несколько раз уступал военной мощи азербайджанской стороны конфликта, и все же противники понесли равнозначные огромные потери в живой силе, технике. «На южном направлении азербайджанские силы на одном из этапов обеспечили себе десятикратное превосходство, но продвинулись за месяц лишь на 30-40 км. Блицкриг Баку не состоялся. Надо отдать должное стойкости и личному мужеству армянских военнослужащих и добровольцев, которым приходилось действовать вопреки обстоятельствам, вне централизованной системы боевого управления, без прикрытия с воздуха».

Обращаясь к сирийскому и ливийскому опыту, эксперт указывает на боевые соревнования российских систем ПВО и турецких беспилотников. «Можно вспомнить «дронопопад» в воздушном пространстве Сирии и Ливии – в результате профессионального применения зенитных ракетных комплексов «Тор-М2КМ», «Бук-М2Э» и «Сосна». Столь же высокую эффективность продемонстрировал ЗРПК «Панцирь-С1». Если бы эти комплексы своевременно развернули в Нагорном Карабахе, они не оставили бы турецким Bayraktar ни одного шанса. Судите сами.

ЗРК «Тор-М2КМ» оснащен восемью ракетами с дальностью стрельбы до 15 км и высотой перехвата до 10 км, способен обнаруживать и сбивать малозаметные цели (ЭПР – до 0,02 кв. метра). Одновременно обнаруживает до 48 целей, сопровождает 10, и поражает четыре.

Максимальная дальность стрельбы ЗРК «Бук-М2Э» – 45 км. Перехват осуществляется на высотах от 15 метров до 25 километров. Способен сбивать аэродинамические цели, имеющие скорость до 2,5 Маха, и баллистические – до 4 Махов. Одновременно обстреливает до 24 целей (в том числе малозаметные, с ЭПР до 0,05 кв. метра).

ЗРК «Сосна» видит крылатые ракеты и беспилотники на удалении до 12 км, зона гарантированного поражения: по дальности – 1,3 – 10 км, по высоте – от 2 метров до 5 км). Система управления огнем оптико-электронная – комплекс не демаскирует себя никакими излучениями. ЗРК способен в любое время суток, при любой погоде работать в автоматическом режиме, без участия экипажа. В зоне поражения и наземные цели, включая танки (имеются бронебойные боевые части). Танк обнаруживается на расстоянии до восьми километров.

В рамках миротворческой операции Россия перебросила в Нагорный Карабах новейшие комплексы радиоэлектронной борьбы «Леер-3». Основные его задачи – глушение сигналов сотовой связи стандарта GSM, подавление сетей 3G и 4G. Комплекс состоит из одного автомобиля КаМАЗ и двух- трех БПЛА «Орлан-10» с радиусом применения 120 км (время нахождения в воздухе, на высотах до 5 км – до 10 часов). Беспилотник может также обнаруживать телефоны, планшеты, вести разведку, наносить данные на цифровую карту, и передавать их артиллерийским расчетам для нанесения огневого удара. Карабахский конфликт вновь заморожен, а не решен, и современные средства разведки и ПВО ничуть не утратили своего значения».

Источник: Sputnik
Подписывайтесь на наши соцсети: Telegram | YouTube | Facebook | YouTube

AnalitikaUA.net