Политика

Александр Скаков: Налицо полная и фатальная зависимость Тбилиси от Баку

Александр СкаковAnalitikaUA.net. Попытки придать участию (или неучастию) в Олимпиаде-2014 политический и конфронтационный характер, предпринимаемые на протяжении нескольких лет режимом Саакашвили, сейчас, после смены (пока что частичной) власти в Грузии постепенно уходят в прошлое. При этом в российско-грузинских отношениях не следует ждать быстрого продвижения в сторону их нормализации, и основным камнем преткновения здесь является не декларируемая евроатлантическая ориентация Грузии, а вопросы Абхазии и Южной Осетии. Руководство России ни в коем случае не пойдет на отказ от признания их независимости, для Москвы этот вопрос однозначно является решенным. Со своей стороны, Тбилиси, не испытывая в этом вопросе давления со стороны Брюсселя и Вашингтона, в обозримой перспективе не откажется от принципа территориальной целостности. Любые «утечки» информации об имевших место якобы сигналах Москвы о возможном «изменении отношения к Абхазии и Южной Осетии» можно смело считать провокационными. Конечно, в грузинской политической элите, зачастую продолжающей жить иллюзиями и мифами, продолжает тлеть надежда на изменение отношения Москвы к Сухуму и Цхинвалу. Об этом на конференции «Геополитика Кавказа» в Париже заявил кандидат исторических наук, сотрудник Института востоковедения РАН Александр Скаков.

«В российско-грузинских отношениях сейчас возможны только постепенные взаимные шаги навстречу в вопросах экономического и гуманитарного (в первую очередь, облегчение визового режима со стороны России, а со стороны Грузии – корректировка «закона об оккупированных территориях») характера. Необходимо продолжать работу со всеми сторонами конфликтов (в первую очередь, с Абхазией и Южной Осетией) ради сохранения подвергающегося в последнее время достаточно жесткой критике Женевского формата. В то же врем целесообразно думать и о возможностях создания новых форматов с различным количеством участников», — сказал он.

Александр Скаков также подчеркнул, что к негативным последствиям могла бы привести реанимация планов по вступлению Грузии в НАТО даже без решения проблем Абхазии и Южной Осетии при временном моратории на задействование статьи 5 Устава НАТО. По сути, возможность вступления Грузии в альянс даже без решения проблем Абхазии и Южной Осетии допустил в декабре 2012 г. генсек НАТО Расмуссен, сказав в этой связи, что «было бы недопустимо дать России фактическое право вето на расширение НАТО». В целях недопущения эскалации напряженности в Кавказском регионе было бы крайне желательно отложить на неопределенный срок любые спекуляции по поводу членства Грузии в НАТО.

«Грузия, пытавшаяся проводить собственную политику и уверенная в том, что это у нее получается, превратилась в своего рода посредника, функцию которого можно сравнить с ролью камикадзе, выполняющего чужую волю и реализующего чужие интересы. Отказ Тбилиси от поддержки адыгских радикалов и прекращение муссирования темы т.н. «геноцида черкесов», а также высказанное Б.Иванишвили согласие на участие Грузии в Олимпиаде в Сочи может быть расценено пока что как заявление о намерениях. В случае распада правящей коалиции «Грузинская мечта» или же при потенциально возможной трансформации этого движения в очередную националистическую «партию власти» не исключено дезавуирование этих заявлений и возвращение Грузии к антироссийской политике на Северном Кавказе. Наблюдающееся сейчас возвращение чувства реальности во внешнюю политику Грузии неизбежно будет оказывать позитивное воздействие на ситуацию во всем регионе, включая Северный Кавказ. При этом, хотя ситуация на Северном Кавказе является достаточно нестабильной, ожидать здесь серьезного обострения можно только в случае дестабилизации в Азербайджане, которая неизбежно затронет весь Прикаспийский регион и Дагестан. С уходом режима Саакашвили снимается и проблема разжигаемых со стороны официального Тбилиси антироссийских настроений западнокавказских (черкесских) националистов. Каких-либо собственных условий для роста националистических (тем более, сепаратистских) настроений на Северо-Западном Кавказе в настоящее время не наблюдается. В этой связи было бы плодотворно максимально придать предстоящей Олимпиаде местный, черкесский этнокультурный колорит, подчеркивая, что она проводится на земле, исторически являющейся перекрестком коммуникаций и культур, мостом между народами (в первую очередь, абхазами и адыгами) и цивилизациями. Как представляется, планируемое включение адыгского этнического компонента в программу Олимпиады-2014, а также обсуждаемое сооружение в Сочи памятника всем жертвам Кавказской войны XIX века без различия, на чьей стороне они воевали, станет важным символическим оформлением того, что Кавказская война, спустя 150 лет все-таки закончилась.

Налицо полная и фатальная зависимость Тбилиси от Баку и, пусть и в меньшей степени, от Анкары. Грузия стала не страной-транзитером, управляющей транспортными потоками, а страной-заложником своих более богатых соседей, рассматривающих Грузию исключительно в роли проходного двора. Достаточно напомнить, чем закончились недавние попытки Б.Иванишвили скорректировать проект Баку-Тбилиси-Карс, отстраняющий от транспортных потоков порты Грузии или как грубо были оборваны Азербайджаном робкие попытки нового грузинского руководства поднять вопрос о восстановлении железнодорожного сообщения через Абхазию. То есть Грузия, оказывается, должна отказаться от восстановления коммуникаций, идущих через Абхазию, исходя не из своих национальных интересов, а всего лишь ориентируясь на нежелание Азербайджана открывать лишнюю «форточку» во внешний мир для Армении. Конечно, ситуация может измениться в том случае, если в результате вполне возможного внешнеполитического поражения Азербайджан вступит в полосу общего кризиса. И здесь мы опять возвращаемся к проблеме потенциально возможных ударов по Ирану и войны в зоне нагорно-карабахского конфликта. Таким образом, ситуация, как нам представляется, не вызывает оптимизма. Это касается и потенциала сотрудничества в регионе, и возможной роли России, и слишком большого количества «подводных камней» и угроз, препятствующих строительству общекавказского или общечерноморского региона стабильности и устойчивого развития.

Источник: PanArmenian