Политика

СМИ: Торговая война Ирана и Азербайджана обретает новые формы

Конфронтация между Тегераном и Баку, вызванная попытками Азербайджана нарушить транспортную связь между ИРИ и Арменией, обостряется. В перепалку вступило уже и духовенство двух стран. Как все это отразится на интересах Армении? Ситуацию изучал колумнист Sputnik Армения Артем Ерканян.

Конфликт возник, как известно, в результате задержания азербайджанскими военными двух иранских водителей. Инцидент произошел в Сюникской области Армении, на том самом спорном участке автомагистрали Горис-Капан, который в результате 44-дневной войны оказался под контролем ВС Азербайджана. В Тегеране этот шаг Баку восприняли как провокацию, призванную не только воспрепятствовать развитию торговых связей с Арменией, но и проверить на прочность позиции Ирана в регионе. Реакция правительства ИРИ оказалась жесткой и достаточно болезненной.

Хотя совершенно очевидно, что причиной недовольства властей Ирана стали именно действия Азербайджана в Сюнике, в Тегеране позаботились о том, чтобы исключить возможность спекуляций на армянской теме. Формально выдвинутые Ираном претензии никоим образом Армении не касались. Предлогом для демарша выбрали проведение в Баку не согласованных с Тегераном азербайджано-турецко-пакистанских военных учений, а также откровенно некорректные высказывания провластного азербайджанского депутата в адрес Ирана.

Так, в интервью турецкой газете «Йени Шафак» парламентарий, представляющий правящую партию «Ени Азербайджан» позволил себе заявить, что скоро «Иран исчезает с карты мира». Ответ не заставил себя долго ждать. Влиятельный политик и богослов, аятолла Сеид Хасан Амели, являющийся официальным представителем верховного правителя Ирана в приграничной азербайджанонаселенной провинции Ардебиль, назвал единомышленников азербайджанского депутата людьми, «продавшими достоинство, честь, свободу и свои корни». Во время пятничной проповеди, которая транслировалась в прямом эфире, он также публично обратился к Совету национальной безопасности Ирана с просьбой разрешить Корпусу стражей исламской революции (КСИР) провести у границы с Азербайджаном масштабные военные учения, чтобы показать соседям, что «с хвостом льва играться не стоит».

Сразу после этого автоколонны тяжелой военной техники, включающей танки, артиллерию и зенитные установки, двинулись из Казвина в сторону приграничного населенного пункта Асландуз, что южнее городка Горадиз, перешедшего в результате войны под контроль Азербайджана. Именно там, на границе с равнинным Карабахом, элитные подразделения вооруженных сил Ирана и начали свои масштабные маневры. Корпус стражей исламской революции на своей официальной странице в Twitter распространил заявление о том, что «если берега Аракса станут рассадником для врагов великого Ирана, волны Аракса потопят трон агрессоров».

В Баку жесткий тон иранцев приняли к сведению и ответили в том же духе.

Депутат меджлиса от правящей партии «Ени Азербайджан» Эльман Мамедов в интервью заявил: «Иранцы призывают нас не играться с хвостом льва. Мы этот хвост попросту отрубим».

Следующим слово взял духовный лидер Азербайджана, председатель Управления мусульман Кавказа, шейх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде. Вместо того, чтоб призвать к корректности депутата Мамедова, Пашазаде набросился на Сеида Хасана Амели, которого он обвинил в «нежелании замечать вандализм сепаратистов».

«Мы заявляем, что Азербайджан восстановил свою территориальную целостность, освободив свои земли. Карабахский конфликт завершен», — провозгласил шейх-уль-ислам.

Между тем, иранский аятолла ни слова о Карабахе не говорил. Пашазаде же, по сути, просто проговорился, невольно подтвердив, что на самом деле конфронтация между Азербайджаном и Ираном связана именно с неугодной для Баку позицией Тегерана в карабахском вопросе.

Примечательно, что Пашазаде решил назвать Сеида Хасана Амели «имамом ардебильской мечети». Видимо, для того, чтобы принизить значимость озвученного им заявления. Между тем, Амели – не только аятолла, то есть обладатель высшего титула в шиитской клерикальной иерархии, но и официальный представитель верховного лидера Ирана в провинции Ардебиль. То есть Амели, в отличие от Пашазаде, является еще политическим и государственным деятелем. Его заявления следует воспринимать как сигналы, направляемые лично главой государства. Именно этим и объясняется важность акцентов выступления аятоллы во время пятничной проповеди.

Противостояние, в которое прямо или косвенно вовлечены политики, дипломаты, военные и духовные лидеры, распространилось и на экономику. Баку, фактически, подал сигнал о готовности начать торговую войну.

Вчера стало известно, что Агентство продовольственной безопасности Азербайджана запретило ввоз в страну нескольких сотен тонн иранского картофеля. Якобы, эксперты ведомственной лаборатории по результатам проведенного анализа обнаружили в образцах корнеплодов личинки гусениц картофельной моли, потенциально опасных для человека. Метод хорошо известный и давно апробированный. В том, что заключение экспертов было политически мотивированным, мало кто сомневается даже в самом Баку. Тегеран на это, скорее всего, ответит зеркальными мерами.

В последние дни стороны предпринимают весьма активные дипломатические усилия для того, чтобы предотвратить переход противостояния в силовую фазу. В Баку с трехдневным визитом побывал заместитель министра иностранных дел Ирана Мухаммед Саджадпур. Его переговоры с помощником президента Азербайджана Хикметом Гаджиевым никаких результатов, похоже, не дали. Судя по всему, встреча глав внешнеполитических ведомств двух стран – Джейхуна Байрамова и Хусейна Амира Абдуллахияна, состоявшаяся на полях 76-й сессии Генассамблеи ООН, также не стала более продуктивной.
Осознавая всю серьезность возможных последствий обостряющегося конфликта к ирано-азербайджанским консультациям в качестве посредников присоединились турки. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в Нью-Йорке обсудил со своим иранским коллегой способы выхода из сложившейся кризисной ситуации. Единственное, о чем удалось договориться, это проведение трехсторонней встречи министров иностранных дел Ирана, Азербайджана и Турции. Переговоры состоятся в Тегеране, но когда именно, неизвестно.

Жесткость и последовательность иранцев позволяют предположить, что они не настроены уступать в принципиальном для них вопросе. Это касается не только судьбы двух арестованных водителей, но и права иранских транспортных компаний на использование автомагистрали, связывающей Тегеран с Ереваном. Эта дорога, являющаяся важным звеном коридора Север-Юг, имеет стратегическое значение. Иран от нее ни за что не откажется. Так же, как не откажется от активного политического присутствия в регионе, которое однозначно исходит из интересов Армении.