Политика

Сирануш Саакян: Реформы в судебно-правовой сфере в Армении производятся по заказу

Задержания, аресты, судебные процессы: как сдали экзамен 2019 года судебная система и осуществляющие следствие органы? Какие проблемы вызывают обеспокоенность у юристов, и каковы решения существующих в правовой сфере проблем?

В беседе с корреспондентом Panorama.am соучредитель общественной организации «Правовой путь» Сирануш Саакян подвела итоги уходящего года.

«Под реформами в судебной системе, я, прежде всего, понимаю институционализированные решения, которые обеспечат независимость этих органов, их самостоятельность, обеспеченность ресурсами, надлежащую кадровую политику, профессионализм и последовательность, чтобы данные структуры, будучи оснащенными и обладающие надлежащими предпосылками, неизбирательными подходами решали поставленные перед ними задачи. Это в равной степени относится к судьям, прокурорам, следственным органам», – представила свою формулу действий в сфере Саакян.

– Были ли в уходящем году предложены институциональные решения в данной сфере?

– Мы не видели институциональных решений. Резкие кадровые перестановки, или продвижения по службе на основе заслуг, когда раскрывающие тяжкие преступления следователи поощряются, или были бы дополнительные стимулы, чтобы действующие в данной сфере профессионалы продемонстрировали заинтересованность в отношении данных органов… Подобных решений нет.

Более того, те документы, которые должны обеспечить реформы в данной сфере, в формальном смысле утверждены лишь к концу года, между тем, их предварительные обсуждения весьма уязвимы, поскольку они не были вынесены на надлежащие общественные обсуждения, философия этих реформ не очевидна, результаты не поддаются измерению, и самое главное – мы не видим ресурсного обеспечения.

К примеру, когда мы изучаем данные документы, нет данных относительно того, сколько средств государство выделило на осуществление данного мероприятия, как они будут финансироваться. Единственный подход в том, что при сотрудничестве с некоторыми донорами, определенные действия получат финансирование, в результате чего будут претворены в жизнь. С данной точки зрения мы не видим каких-либо показателей, говорящих об институциональных, целенаправленных мероприятиях.

С другой стороны, мы видим два процесса, которые не могут в долгосрочной перспективе не оставить своего негативного воздействия на правовую систему. Одно из них – беспрецедентное событие, которое на долгое время станет запоминающимся случаем на международном уровне в качестве критикуемого примера. Речь идет о блокировке входов и выходов зданий судов по призыву исполнительной власти, при участии исполнительной власти и с использованием общественных ресурсов. Когда государственным должностным лицам выплачивают зарплату за решение стоящих перед государством проблем, а они в свое рабочее время, силой своего должностного положения воспрепятствовали осуществлению правосудия, и данные случаи не были на должном уровне рассмотрены, не удостоились соответствующих оценок.

Следующая глобальная проблема – это сложившиеся вокруг Конституционного суда Армении ситуация, которая началась ещё с прошлого года и продолжается до сих пор. Законодательные и исполнительные органы не уважают и не принимают роль и миссию Конституционного суда, различными способами пытаются добиться изменения состава КС, утверждая, что революционный состав должен быть представлен также в КС. Однако это не подобающее культуре или философии правовых государств суждение.

Если мы пытаемся развиваться по модели народного правосудия, которая отвергнута современным миром, то следует закрыть судебную систему и на основании демагогии, осуществлять правосудие на площади – в зависимости от громкости возгласов собравшихся.

Если эта идеология не лежит в основе наших ценностей, то следует уважать неизменность судей и независимость от действующей власти. Это то предусловие, при котором мы можем утверждать, что правосудие утверждено на конституционном или другом уровне.

Отмечу эти два процесса в качестве вызывающих обеспокоенность, демонстрирующих, что в долгосрочной перспективе осуществление правосудия и независимость судебной системы в РА пока стоят под угрозой и постепенно ухудшаются.

– Вы настроены пессимистично в плане ожиданий от следующего года?

– Мой пессимизм обусловлен развитиями. Могут быть негативные развития, но, если относительно данных процессов будет позитивная реакция, мы будем настроены позитивно. Например, если Венецианская комиссия оценивает как нелегитимное заявление новоизбранного судьи КС о том, что выборы 7 из 9 судей КС РА были незаконными, и политическое большинство аплодирует нелепым словам новоизбранного судьи, то мы не можем быть настроены позитивно. И наоборот, у нас был бы позитивный настрой, если бы мы увидели, что власти к полученным от международного сообщества месседжам относятся благоразумно. Поскольку по части ошибок подобных точек не вижу, то надежды не внушает, что неверные направления в будущем не получат продолжения.

Звучали заявления, они сопровождались принятием каких-то документов, но в действительности не видим, что проблемы судебной системы устраняются. Например, в условиях сверхзагруженности выделенный судебной власти бюджет не увеличивается, чтобы приглашались новые судьи, не осуществляется технического переоснащения, через уважение роль судьи не повышается. Это важные шаги, которые должны привести к повышению качества судебной системы, между тем, делается все с точностью да наоборот: озвучиваются угрозы, но вместе с тем делаются заявления, что судебная система реформирована. Реформа, прежде всего, подразумевает создание предпосылок и инфраструктур для осуществления качественного правосудия. Если их нет, то заявления так и останутся на декларативном уровне.

– Г-жа Саакян, Вы коснулись отсутствия нацеленных на системные изменения программ. Следствием чего это является?

– У причин есть также свои объективные предпосылки, поскольку Армения со временем не сумела сформировать институционализированных инфраструктур в министерстве юстиции, правительстве, которые, проанализировав существующие данные, смогут правильно диагностировать проблемы и разработать фундаментальную политику. С другой стороны, если у нас нет подобных развитых структур, то без спешки, также с привлечением зарубежных специалистов, посредством широких общественных дискуссий мы бы могли восполнить этот пробел или, например, заказать исследование, проанализировав результаты которого, мы были бы склонны к планированию мероприятий, вытекающих из реальности.

Но, поскольку реальность, кажется, не столь важна, у нас реформы осуществляются на основании заказа, политическая команда формирует свое видение, которое не всегда соответствует общественным интересам или курсу построения государственности, и начинают его претворять в жизнь. В случае двух этих факторов у нас был разработанный документ, который используется больше для демонстрации международному сообществу, мол, да, у нас есть документ, мы реформируем систему, но на практике же они не обеспечивают позитивных результатов для общества.

– Какие проблемы в сфере нуждаются в срочном, так называемом хирургическом вмешательстве?

– Я больше склонна считать, что правовая система Армении нуждается не во вмешательстве, а в содействии и грамотных решениях. Развитие системы должно происходить без потрясений, постепенно, в краткосрочной перспективе должны быть проведены исследования и провозглашены ряд приоритетных задач, которые, к примеру, должны быть решены в 2020 году, вокруг этого должна быть проведена мобилизованная работа, должны быть обеспечены реальные показатели.

После этого задачи должны быть более амбициозными. Для меня предпочтительнее иметь конкретно поставленные задачи, их постепенное решение, нежели многочисленные амбициозные, высокопарные задачи, которые годами остаются невыполненными. Если поведем систему правосудия по пути потрясений, то этим путем мы не придем к становлению правосудия, считаю, развития можно достичь обеспечением последовательной работы.

Источник: Panorama
Подписывайтесь на наши соцсети: YouTube | Facebook | YouTube

AnalitikaUA.net