АналитикаВажное

Эксперт: Турция априори не может быть посредником по Карабаху

Осенняя война в Карабахе стала своего рода апогеем турецкой геополитической интервенции на постсоветском пространстве.

Война в Карабахе осенью прошлого года отличилась беспрецедентным вовлечением в конфликт Турции. Об этом в эфире Sputnik Армения заявил эксперт Вадим Муханов.

Анкара в последние годы вообще проявляет особую активность на постсоветском пространстве, и Карабах стал апогеем турецкой геополитической интервенции.

Как известно, в ходе боевых действий Турция перебросила в Азербайджан из северных регионов Сирии террористов-наемников с целью их использования против Карабаха и Армении. Эти сведения подтвердили не только армянское и карабахское руководства, международные СМИ и зарубежные правозащитные организации, но также представители властей Сирии, Франции, России, США.

Помимо отправки террористов, Анкара поставила большое количество вооружений и военной техники, а сотни турецких офицеров участвовали в разработке боевых операций.

«Даже в апреле 2016 года во время четырехдневной войны в Карабахе мы не видели такого глубокого вовлечения Анкары в конфликт. Турецкая сторона и раньше не скрывала своих симпатий к Баку, всячески поддерживала Азербайджан. Но турецкие официальные лица тогда маскировали формат и качество своего участия в конфликте. В 2020-м же Турция ни на йоту не маскировала свое участие», — отметил Муханов.

Исходя из этого, эксперт считает, что Турция никогда не сможет быть посредником и уж тем более миротворцем в карабахском урегулировании. Она является союзником одной из сторон конфликта, и этот факт априори перечеркивает все предложения турецкой стороны войти в какие бы то ни было форматы.

Наиболее наглядным показателем враждебности Анкары к Еревану является закрытая с 1993 года граница между двумя государствами. По мнению российского политолога, серьезное деструктивное давление Турции, как постороннего актора, накладывает негативный отпечаток на решение карабахской проблемы. Эксклюзивность ситуации как раз и состоит в том, что конфликт носит отнюдь не двусторонний характер.

По его словам в противовес позиции Анкары, российская политика на карабахском треке сводится к исключительно мирному решению. Россия к тому же инициировала трехсторонний формат на уровне вице-премьеров, цель которого заключается в разблокировке региональных коммуникаций.