Политика

Пашинян и «Мой шаг» перешли «конституционный Рубикон» – мнение

Накануне правящее большинство приняло спорные поправки в Конституцию, которыми трое судей Конституционного суда (КС) отправятся в отставку, а нынешний председатель Грайр Товмасян продолжит свою деятельность в КС в качестве обычного судьи.

Не хочется сейчас говорить про правовые тонкости, насколько принятые вчера поправки в Конституцию и конституционные законы противоречат основному закону страны. Обе оппозиционные фракции в парламенте, а также многие внепарламентские оппозиционные силы охарактеризовали эти поправки, как “антиконституционные”. Власть же считает, что результат парламентских выборов 2018 года дал ей карт-бланш на все, даже изменение Конституции и ограничение полномочий Конституционного суда и президента.

Лично для меня важнее политические последствия данного шага властей. А они будут как во внутренней политике, так и во внешней.

Расплывчатое заключение Венецианской комиссии по вопросу конституционных поправок было фактически предложением армянским властям найти компромиссное решение ситуации вокруг КС. Однако власти взяли из этого заключения лишь выгодные для себя формулировки, забыв “про переходный период”, и даже не дожидаясь публикации решения Венецианской комиссии приступили к решению вопроса КС в парламенте. Что естественно вызвало недовольство Комиссии, дополнившей в последний момент заключение 82-м пунктом, в котором было сказано: “Комиссия выражает сожаление в связи с тем, что проект конституционных поправок представляется в парламент Армении в день оглашения заключения Венецианской комиссии и не соответствует предложениям, содержащимся в этом мнении”. После чего последовало и заявление генерального секретаря Совета Европы Марии Пейчинович-Бурич, призвавшей армянские власти решить вопрос в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии.

Если к этому добавить призыв председателя Европейской народной партии (ЕНП) Дональда Туска к властям Армении “воздержаться от давления на оппозицию” и жесткую реакцию на это видных деятелей армянской власти, становится ясно, что в отношениях с европейскими структурами Ереван ждет сложный период. А учитывая внутриполитические развития в Армении, у европейских структур будет много поводов для выражения своей позиции относительно процессов в нашей стране, и вряд ли пренебрежительное отношение к ним со стороны армянских депутатов будет способствовать их лояльному отношению.

Что касается внутренней политики, то вчерашнее решение рождает ряд вопросов. Конечно, можно позлорадствовать, что столь несовершенная и наспех написанная Грайром Товмасяном для продления власти Сержа Саргсяна Конституция сейчас дала повод для атаки на КС и лично него, а заодно и ограничила правовые возможности его защитников противодействовать незаконным действиям властей. Или то, что в числе самых ярых противников действий властей находятся те люди, которые сами голосовали за эту Конституцию. А заодно избравших президентом Армена Саркисяна, которого сейчас сами же критикуют за нежелание защищать Конституцию от посягательств действующей власти.

К слову, о президенте: в истории с конституционными поправками он может сыграть очень важную роль, и интересно, какую позицию он займет – сам подпишет изменения в закон “О регламенте Национального собрания”, которыми власть предполагает ограничить его и так небольшие полномочия. Или все же рискнет не подписывать и отправить законопроект в КС на рассмотрение их соответствия Конституции. В данном случае, в отличие от решения по проведению конституционного референдума (к слову, также довольно спорного с правовой точки зрения), президент уже не сможет скинуть ответственность на народ. И вместо отправки на рассмотрение в КС, подписать спорный законопроект, объяснив этот шаг ограниченностью своих полномочий и желанием помочь в развитии в Армении “прямой демократии”. И если президент сам согласен с тем, что его и так маленькие полномочия должны быть еще больше урезаны, тогда встает вопрос, а зачем Армении институт президента и какой смысл на него тратить деньги налогоплательщиков? Ведь согласно Конституции, главная функция президента: “следить за соблюдением Конституции”.

Другой внутриполитической проблемой является то, что, пойдя на шаги, которые их противники и критики квалифицируют как “свержение конституционного строя” и “узурпация власти”, действующие власти будут вынуждены делать все, чтобы удержать власть в своих руках. Дабы после проигрыша на выборах не быть привлеченными к уголовной ответственности за вчерашние события. И страх перед потерей власти будет их толкать к авторитаризму и обеспечению “нужного результата” на выборах.

Вызывает серьезную обеспокоенность и нежелание властей идти на какие-то компромиссные решения, крайняя нетерпимость к критикам и оппонентам (вплоть до безнаказанного рукоприкладства в отношении лидера оппозиционной парламентской фракции).

На этом фоне есть большие сомнения, что власть заинтересована в создании реально независимого и профессионального Конституционного суда в результате последних изменений. Тем более, уже есть пример того, как отвергнув нескольких независимых кандидатов на пост судьи КС, предложенных Арменом Саркисяном по президентской квоте, “Мой шаг” вынудил его выдвинуть на этот пост “человека от партии власти” — Ваге Григоряна. Который, к слову, не считает Армена Саркисяна легитимным президентом, но готов от него стать судьей Конституционного суда. И при этом год не выполнять установленных законом полномочий, пропускать все заседания КС, но исправно получать за это время немаленькую зарплату судьи КС.

Айк Халатян

Источник: Verelq
Подписывайтесь на наши соцсети: Telegram | YouTube | Facebook | YouTube

AnalitikaUA.net