Политика

Март 1920 года. Антиармянская политика Азербайджана и Турции в Карабахе

Ровно 100 лет назад, в марте 1920 года, Азербайджанская Демократическая Республика (АДР) предпринимает очередное широкомасштабное нападение на Карабах. Несмотря на ожесточенное сопротивление, азербайджанцам удается добиться определенных успехов в некоторых районах, в том числе в Шуши, где начинаются армянские погромы.

Попытки Азербайджана захватить Карабах активно поддерживала Турция: в феврале 1920 года в Карабах прибыли высокопоставленные турецкие военные Нури-паша и Халил-бей, а многочисленные офицеры проводили подготовку азербайджанской армии.

Об антиармянской политике Азербайджана и роли Турции мы побеседовали с руководителем Отдела истории Армянского вопроса и Геноцида Национальной Академии наук (НАН) Армении, доктором исторических наук, профессором Арменом Марукяном.

— В начале 20 века, в 1918-20 годах, Азербайджан проводил жесткую антиармянскую политику, хотя изначально казалось, что три закавказские республики могут иметь более или менее добрососедские отношения. Если попытаться кратко представить, как начались гонения армян и в чем проявлялись нападения Азербайджана на Армению?

— Прежде всего следует начать с создания государства под названием Азербайджан, которое представляло собою искусственное государственное образование, у истоков которого стояла Турция. Именно по рекомендации и призыву Турции в качестве названия было избрано «Азербайджан»: ставилась цель в долгосрочной перспективе завладеть также северной частью Ирана – историческими территориями Атрпатакан – и тем самым установить прямую связь с турецким государством. Младотурецкое правительство, пришедшее к власти в Османской империи еще до начала Первой Мировой войны, пыталось реализовать программу «Великий Туран», нацеленную на объединение в одном государстве всех огузских племен. В рамки этой концепции укладывался также микропроект «Великий Азербайджан», который должен был вобрать в себя значительные территории Южного Кавказа, в том числе армянонаселенные Карабах, Зангезур и, конечно, Нахиджеван. То есть первым шагом в создании воображаемого государства «Великий Туран» должна была стать реализация микропроекта «Великий Азербайджан». И не случайно, потерпев в 1918 году поражение в Первой Мировой войне, Османская империя по-прежнему не отказалась от идеи создания Великого Турана и направила в Закавказье своих эмиссаров, которые проделали здесь большую работу.

Вы упомянули Нури-пашу, который был братом Энвера-паши, а позже, в 1920 году, накануне резни в Шуши здесь появился Халил-бей, приходившийся Энверу-паше дядей. То есть на этих деятелей была возложена ответственность за реализацию данной программы, поскольку стояла задача скоординировать действия азербайджанцев, а также назначенного генерал-губернатором Хосрова-бек Султанова, этого деятеля курдского происхождения. Так что, все планировалось с целью претворения в жизнь данных идей, ради создания этого воображаемого государства. Неслучайно методика по уничтожению армян, которая налицо в реализованной младотурками политике, практически целиком повторяется в геноцидальных действиях мусаватского Азербайджана в отношении армянского населения Шуши, Нухи, Ареша. В особенности в ходе погромов армян в Карабахе, в частности, Шуши.

Нередко мы пытаемся исследовать эти исторические события обособленно. Пытаемся рассматривать погромы армян в Баку или Шуши как отдельные эпизоды, что некорректно как с исторической точки зрения, так и в политическом плане, поскольку эти геноцидальные действия являются звеньями одной и той же цепи преступной политики по уничтожению армянского народа, налицо четкие причинно-следственные связи.

В данном контексте иногда пытаются противопоставить погромы армян в Восточной Армении и Закавказье с Геноцидом армян, и когда возникает проблема правовой и политической оценки этих массовых убийств, делаются заявления о недопустимости отождествлений или аналогий в этом вопросе.

Между тем, если объективно рассмотреть и исследовать исторические события, будет очевидно, что эти геноцидальные действия стали логическим продолжением Геноцида армян. Их следует рассматривать как отдельные проявления одной и той же общей политики по уничтожению армян, как звенья единой политической цепи.

— Даже в конце 1918 года находившаяся под мощным давлением международного сообщества и потерпевшая поражение Турция все равно продолжала находить ресурсы и бороться за достижение своих целей в Закавказье. В то же самое время весьма примечательно, что сменившиеся 3-4 раза правительства Азербайджана, вопреки внутренним разногласиям, продолжали придерживаться абсолютно одинакового подхода в отношении армян, Армянского вопроса, Карабаха и Зангезура. Это довольно интересное явление, и хотелось бы понять, чем, помимо пантюркистских целей, была обусловлена подобная последовательная и бескомпромиссная позиция в отношении Карабаха.

—Действительно, Турция потерпела фиаско в Первой Мировой войне, однако, к сожалению, победившие державы не проявили политической воли и решимости, чтобы довести это поражение до логического завершения. Если сравнить с эпохой Второй Мировой войны и нацистской Германии, а также решимостью государств-участников антигитлеровской коалиции искоренить нацизм, антигуманную политику и идеологию, лежавшие в основе другого преступления – Холокоста, то, к сожалению, мы не видим проявления подобной воли после Первой Мировой войны – вследствие разных интересов и противоречий между государствами Антанты. Все это создало благодатную почву для того, чтобы турецкое государство сумело избежать более жестких и жестоких условий капитуляции и, почему бы нет, добилось реванша с помощью младшего брата – созданного собственно Турцией государства Азербайджан.

Мы говорим о квалификации геноцида. В Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 года, этому преступлению дается следующее определение: действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую. Существует пять таких основных действий, и практически все они проявились в реализованной антиармянской политике.

Пока в ходе Первой Мировой войны русская армия стояла на пути турецкой, намерение целиком истребить армянский народ было неосуществимым. Когда после революционных потрясений Россия настолько ослабла, что вынуждена была вывести войска, руки турок оказались развязанными, и, даже будучи побежденными, они больше не видели барьеров, чтобы применить политику уничтожения также в отношении восточных армян и армянского населения других районов Кавказа. Безусловно, в таких условиях их естественный союзник в лице тюркоязычного населения, кавказских татар, будущих азербайджанцев, должен был проявить солидарность и единство в этих общетюркских идеях, поскольку у них одна общая большая цель, а клином на этом пути было, безусловно, армянское население. По части западных армян они считали проблему решенной, поскольку Западная Армения уже была опустошена. Но в условиях существования Первой Республики Армения ставший нашим освободительным центром Карабах и его центр – Шуши – служили серьезным препятствием на пути реализации этой программы. И, конечно, Зангезур.

— В случае с Арцахом есть еще одна примечательная особенность. В конце февраля – начале марта 1920 года состоялся очередной съезд Национального совета Карабаха, на котором было утверждено решение проведенного годом ранее съезда и соглашение с Азербайджаном. Это соглашение состояло из 26 пунктов, одним из которых Карабах временно признавал власть Азербайджана – до решения проблемы на Парижской конференции. В то же самое время Азербайджан брал на себя обязательство не осуществлять передвижения войск, не разоружать население и многое другое. У Карабаха имелось, по сути, в некотором смысле состоявшееся соглашение с Азербайджаном. Однако это абсолютно не помешало Азербайджану вновь осуществить нападение с целью подавить или уничтожить население Карабаха. Насколько соблюдалась договоренность или соглашение между регионом и правительством?

— Вы задали очень важный и интересный вопрос. Позвольте мне сначала обратиться к соглашению. Сперва следует отметить подписанное 22 августа 1919 года соглашение, по которому армяне Карабаха на 7-м съезде в Шоше вынуждены были принять эти условия. Почему я говорю, что они вынуждены были это сделать? Поскольку до этого генерал-губернатор Хосров-бек Султанов, которого не так уж и признавали власти Карабаха, направил пушки в сторону села Шош, где проводился съезд, а также взял под прицел армянский район Шуши и выдвинул ультиматум: в течение 48 часов навязать заключенное в Баку соглашение из 26 пунктов. То есть ситуация была роковой, и в условиях отсутствия военной помощи от Первой Республики Армения население Карабаха оказалось один на один с этим требованием. Не будем забывать, что до подписания этого соглашения, 4-5 июня 1919 года, первая стадия погромов в Шуши уже была осуществлена, и в окрестных селах было убито около 1000 человек.

В Карабах прибыли новые подразделения, которые были сформированы по примеру гамидовских полков, состоявших из курдов. Это тоже весьма примечательно. Сам Хосров-бек Султанов, будучи курдом по происхождению, создал по образцу гамидовских полков курдские конные отряды во главе со своими братьями Йилдиримом и Султаном-бек Султановыми, которые и вступили на территорию Карабаха. По сути, ясно давалось понять, что если соглашение не будет подписано, то массовая резня продолжится. В этих условиях карабахцы вынуждены были пойти на уступки, однако договор все еще носил временный характер.

В дальнейшем, как мы видим, именно азербайджанская сторона, сам Хосров-бек Султанов, нарушает это условие и выдвигает новое требование. Это, кстати, хроническая болезнь турецких государств: те же Османская империя и Турецкая Республика нарушали все соглашения, которые в той или иной степени касались Армении и прав армян, даже после подписания и ратификации этих договоров.

К примеру, после подписания соглашения от 22 августа 1919г. Хосрову-бек Султанову поступает специальное письмо из Баку, в котором его поздравляют с большим успехом. За услуги, оказанные Азербайджану, ему предлагают пост министра внутренних дел, но он отказывается и говорит, что хотя очень благодарен и высоко ценит данное предложение, однако считает, что его место – в Карабахе, поскольку необходимо продолжить и добиться успеха также в направлении Зангезура, чтобы и этот регион также признал азербайджанскую власть.

— Вы упомянули письмо Султанова. Есть еще один интересный момент: во многих мемуарах говорится, что соглашение от 22 августа было временным для Султанова, и они считали это всего лишь первым шагом и что через некоторое время у них будет больше возможностей для достижения поставленных целей. И мы видим это уже в январе-феврале 1920 года, когда в Карабахе было сосредоточено 10 тысяч солдат, которые впоследствии и совершают нападение. Военные атташе многих стран и дипломаты были активными участниками армяно-азербайджанского конфликта. Было бы интересно узнать, как вообще воспринимались погромы в Шуши, да и в целом события в Карабахе1920 года, какова была реакция?

— В случае с Карабахом мы видим ту же пассивность, что и при назначении Хосрова-бек Султанова, когда 15 января в 1919 года он при согласии англичан стал генерал-губернатором Карабаха. Конечно, налицо был серьезный протест. Национальный совет Карабаха был против этого назначения, поскольку имелось множество фактов, подтверждающих его антиармянскую деятельность еще в 1918 году, накануне погромов армян в Баку. Тогда Хосров-бек Султанов создал боевые отряды татар, которые в составе войск Нури-паши совершали нападения на Баку, а после захвата города приняли активное участие в погромах армян.

Эти факты были представлены, в частности, командующему английскими войсками генералу Томсону. И отмечалось, что именно с учетом этих обстоятельств имеются возражения касательно назначения Султанова генерал-губернатором. Знаете, какой знаменательный ответ был дан? В беседе с армянской делегацией Томсон сказал: «Мы также в курсе того, что Султанов – панисламист, который имел тесные контакты с младотурками и является турецким агентом». То есть они были прекрасно осведомлены на сей счет. Тем не менее, он говорит: «Считаем, что вопреки всем этим обстоятельствам наше военное командование будет контролировать деятельность Султанова, а его опыт используем для наведения порядка в Карабахе, обеспечения в дальнейшем развития и т.д.».

И факты целиком подтвердили имевшиеся опасения. Есть один эпизод, когда после первых погромов в июне 1919 года командующий войсками Шуши полковник Клотенберг, обобщив факты, отправляет доклад Томсону и командованию, требуя привлечь Султанова к уголовной ответственности, поскольку тот совершил такое количество преступлений, что должен быть отправлен в отставку и наказан по всей строгости закона. Он был временно отстранен, однако 12 августа, когда американская миссия покинула Шуши, а через день были выведены также английские войска, Султанов вернулся и занял прежнюю должность. Налицо были непоследовательность, пассивность и, пожалуй, чрезмерная увлеченность бакинской нефтью, которая ценилась выше, чем обеспечение безопасности в регионе. В этих действиях наглядно отражена косвенная поддержка англичан, зачастую игнорирование ими деяний Хосрова-бек Султанова, что обошлось армянскому народу слишком дорого. Дважды, в июне 1919 года и в марте 1920-го, мы видим, как проводилась геноцидальная политика, политика этнических чисток, конечной целью которой было окончательно подавить эти очаги нашей национально-освободительной борьбы – Карабах и Зангезур.

— Получили ли события в Шуши какую-либо правовую оценку со стороны международного сообщества или нет?

— Как я уже отметил, единственным предложением английских войск было предписание полковника Клотенберга, которое не было выполнено. Что касается других структур, то они были заняты другими проблемами: новым переразделом мира, сверхзадачами по созданию версальско-вашингтонской системы. Естественно, победившие державы не проявили особой активности в деле обсуждения этого вопроса и тем более не дали правовой оценки. Отмечу, что Первая Республика Армения неоднократно поднимала этот вопрос в своих политических заявлениях, а также докладах на Парижской мирной конференции и пыталась обратить внимание на погромы армян Карабаха, резню в Шуши, подчеркивая, что эти соглашения были насильно навязаны народу Арцаха. Несмотря на меморандумы, представленные факты, это был малый эпизод в геополитических и региональных процессах, играх сверхдержав, которые, к сожалению, так и не получили правовой оценки. Это резня армян в Баку в сентябре 1918 года, двойные погромы армянского населения Шуши – в июне 1919 года и марте 1920-го.

Когда мы говорим о Геноциде армян и пытаемся привести правовые и исторические аргументы и правовые нормы, чтобы доказать это или дать правовую оценку, мы должны рассмотреть также погромы армян в Баку, Нухи, Ареше, Гандзаке, а также в Карабахе и Шуши.

— Мы видим, что политика Азербайджана с начала 20-го века и по сей день, пожалуй, существенно не изменилась. Подход, вариант силового решения проблемы всегда был для них приоритетным.

— К сожалению, вы правы, эту же политику геноцидальных действий, решения проблем посредством геноцида мы наблюдаем также у современного Азербайджана, а также его правового предшественника – Азербайджанской ССР, поскольку эта преступная политика берет начало еще с февральских событий 1988 года, сумгаитских погромов, которые укладываются в рамки логики этой самой политики. После Сумгаита последовал Кировабад, потом, в январе 1990г., — Баку, в 1992г. – Марага. Это доказывает, что Азербайджан как государство не изменился. Вне зависимости от того, какой окрас он обретает в плане смены режимов, четкая направленность на пантюркизм и антиармянскую политику всегда твердо сидит в представителях каждой новой власти в этой стране.

Источник: Орбели Центр