Бизнес

Второе рождение месторождения

ДрмбонAnalitikaUA.net. Еще год назад, когда мы в составе группы журналистов, совершив вертолетный перелет из Армении в Нагорный Карабах, высадились на территории Дрмбонского горно-обогатительного комбината (ГОК), что в Мартакертском районе НКР, президент Vallex Group Валерий Меджлумян сообщил, что запасы местного медно-золотого месторождения небольшие и скоро подойдут к концу. А чем это грозило развернувшей здесь с 2002 года деятельность компании группы «Валлекс» — «Бейз Металс» и соответственно всей экономике НКР, догадаться было несложно.

Достаточно сказать, что инвестиции указанной компании в Нагорном Карабахе за годы деятельности здесь достигли порядка $95 млн. Вот почему острая необходимость состояла в нахождении альтернативы рудника в Дрмбоне, и компания не жалела ни средств, ни усилий на разведочные работы, которые лишь полтора года назад увенчались блестящим результатом: в 30 км от Дрмбона, недалеко от Цахкашена, было выявлено перспективное медно-молибденовое месторождение, которое для благозвучия на европейский слух назвали Кашенским…

Разведка длиной 8 лет

— Прошлый год действительно выдался для нас самым тяжелым за все прошедшие 11 лет, и было это связано с ожидаемым резким падением производительности Дрмбонского комбината, — рассказывает сегодня генеральный директор «Бейз Металс» Артур МКРТУМЯН.

— ЕСЛИ РАНЬШЕ МЫ ДОБЫВАЛИ ЗДЕСЬ ДО 30 тыс. ТОНН РУДЫ В МЕСЯЦ, то сегодня не более 6-10 тыс. тонн, — продолжает он. Соответственно пошли на спад и все другие экономические показатели. Дело в том, что из разведанных в Дрмбоне 3,2 млн тонн руды сегодня остается добыть около 0,4 млн тонн, причем с низких горизонтов подземного рудника, и что к тому же сильно, до 40%, удорожает себестоимость добычи. Но и это еще не все: снизились не только объемы добычи руды, но и содержание в ней меди на 30%, а золота — и вовсе в 2-3 раза. Все это привело к тому, что существенно сократились налоговыe отчисления «Бейз Металс» в государственный бюджет НКР…

Целых 8 лет компания искала проявления полезных ископаемых промышленного характера, которые позволили бы не сворачивать здесь производственную деятельность, сохранить рабочие места. Целых 8 лет велась комплексная разведка, а это, между прочим, означает, что проводились наземные каналы, бурились скважины, проводились масштабные геофизические и геохимические изыскания. В итоге в какой-то момент было принято решение полностью обновить буровой парк техники с целью повышения эффективности разведочных работ. Так, если старые советские бурильные машины обеспечивали выход керна на 60-70%, то приобретенные компанией 4 единицы бурильного оборудования шведского производства снимали керн в среднем на 95%, то есть давали практически полную и достоверную картину образцов всех пород на данной глубине.

В результате в декабре 2011 года всего на одной скважине были обнаружены рудные проявления промышленного значения, которые на сегодня уже оконтурены как крупное месторождение Кашен.

Фортуна оказалась на стороне компании. В конце ноября 2012 года начались вскрышные работы, а уже с 1 мая 2013-го удалось наладить производство кашенской руды, которая вот уже 4-й месяц в круглосуточном режиме (до 2 тыс. тонн в сутки) исправно перевозится на Дрмбонский ГОК. Кстати, зная, что ожидается переработка кашенской руды, в Дрмбоне заранее провели реконструкцию комбината, вдвое — с 350 тыс. тонн в год до 700 тыс. — повысив его производительность (мощность). Теперь Дрмбонский ГОК способен ежегодно перерабатывать 600 тыс. тонн кашенской руды плюс 100 тыс. тонн дрмбонской…

В медном амфитеатре

…Мы с Самвелом ИВАНЯНОМ, заместителем генерального директора, начальником управления по общим вопросам компании «Бейз Металс», поднимаемся все выше в гору, чтобы чуть ли не с высоты птичьего полета оценить объем проведенных вскрышных работ. По пути нас обгоняет 100-тонный самосвал Caterpillar, перевозящий пустую породу в отвалы. Экскаватор сноровисто загружает кузов самосвала, сбрасывая туда всего 5-6 ковшей пустой породы. Все! — вмонтированные в Caterpillar электронные весы показывают 100 тонн груза. И так весь день.

ДО СОБСТВЕННО РУДНОГО ТЕЛА ДОБРАТЬСЯ НЕПРОСТО: ВЕЗДЕ СВОИ НЮАНСЫ. Даже удаление пустой породы — особая наука, ведь она сбрасывается в отвалы не как бог на душу положит: идет грамотное и точно рассчитанное заполнение пустой породой по нескольким специально отведенным площадкам. Уже не говоря о том, что продвижение к рудному телу идет таким образом, чтобы избежать образования прямо вертикальной воронки, которая может обвалиться. Образно говоря, чем глубже вгрызаешься в скальную породу, тем шире надо, так сказать, «разводить крылья», соблюдая определенный угол воронки с тем, чтобы обеспечивать устойчивость гигантской конструкции, безопасно достигать дна воронки и забирать оттуда руду.

Слева глазу открываются нагромождения синевато-серого, пепельного цвета — хранилище под открытым небом уже извлеченной руды, ожидающей своего часа отправки в Дрмбон. А впереди нас неторопливо движется поливальная машина, прибивающая пыль к земле с тем, чтобы она не поднималась в воздух и далее не разносилась ветром по округе.

И вот наконец мы на самом верху, откуда открывается впечатляющая панорама, центральной и самой нижней частью которой выступает дно огромного котлована — собственно открытый карьер, рудное тело, обнаженное путем вскрышных работ: пустая порода вокруг него вскрыта ступенчато, так что сооружение напоминает древний амфитеатр, где рудное тело внизу — это арена битвы гладиаторов, а поднимающиеся от нее вверх вкруговую нарезанные ступени — места для зрителей. Тут вам и хлеб, и зрелища… Между прочим, к настоящему моменту вскрышные работы произведены уже для 1 млн тонн руды, то есть этот объем теперь доступен для добычи и отправки на Дрмбонский ГОК.

В отдалении невооруженному глазу видны расположенные друг напротив друга два небольших села. Как пояснил наш гид Самвел Иванян, это Вардадзор и Чанкатах, а Цахкашен располагается дальше. С нашего возвышения видна и связывающая названные два села новая дорога: старая проходила через карьер, поэтому компания построила новую. Кроме того, вместо нескольких домов, расположенных близко к карьеру, «Бейз Металс» строит для их владельцев уютные новые дома немного дальше…

Мы возвращаемся в своеобразный городок горнодобытчиков, окрашенный в сочные бело-зеленые тона — фирменные цвета компании. В городке выстроена вся необходимая инфраструктура — от раздевалок, душевых и столовой для рабочих до конференц-зала. Где мы и продолжаем наш разговор с гендиректором…

Почерк все тот же

— По сути, мы открыли в Кашене огромное медное месторождение, где разведанные на этот момент запасы руды оцениваются в 56 млн тонн, и они уже оконтурены, — говорит Артур Мкртумян. — Но разведка продолжается, и при оптимистическом подходе есть основания полагать, что в ближайшие 2-3 года эти запасы удвоятся. Таким образом, мы уже можем серьезно заняться проектированием нового современного комбината здесь же, в Кашене, с производительностью от 1,75 млн тонн руды в год до 3,5 млн тонн.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, С 1 МАЯ с.г. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ КОМПАНИИ «БЕЙЗ МЕТАЛС» ВНОВЬ ПОШЛИ ВВЕРХ. Так, в июне было произведено продукции на $3 млн. В июле было переработано 55 тыс. тонн кашенской руды. В августе-сентябре предполагается выйти на стабильный объем переработки в 60 тыс. тонн в месяц — максимум возможностей Дрмбонского ГОК. А это в свою очередь будет означать, что компания достигла 80-85% экономических показателей в лучшие годы (2009-2010гг.), когда, несмотря на кризис, «Бейз Металс» выдавал продукции на $45 млн в год.

Заметим при этом, что компания применяет в Кашене, так сказать, тот же производственный почерк, что и в Дрмбоне, так что ущерб экологии благодаря применяемым суперсовременным технологиям и тут сведен к безопасному минимуму. Единственное принципиальное отличие двух рудников, не считая их размеров, в том, что если в Дрмбоне ведется закрытая подземная добыча, то в Кашене — открытая, что, кстати говоря, в разы снижает себестоимость добычи. Исходя из этого, в Кашене нет необходимости применять метод закладки на каждый кубометр извлеченной породы кубометра бетона, что позволяло полностью извлекать руду, не допуская образования провалов на поверхности. А вот то, что называется замкнутым циклом водооборота, когда обеспечивается 100%-ная внутренняя циркуляция технологической воды, без всяких стоков и выбросов, а природе наносится минимальный ущерб, вполне применимо и для Кашена.

Что же касается занятости, то сегодня в компании «Бейз Металс» работают 1400 человек, из которых 300 заняты на вскрышных работах и добыче руды в Кашене. Однако, как только здесь начнется строительство комбината, к ним прибавятся еще 500-700 работников. В итоге же в Кашене получат работу 1,5-2 тыс. человек. Если же при этом удастся сохранить мощности Дрмбонского ГОК, то есть найти поблизости от него новый рудник — источник сырья, то в Дрмбоне будет занято еще 1000-1200 человек. Классная картина маслом — точнее, медью…

— В перспективе мы рассчитываем иметь в Кашене современный ГОК и рудник, на котором ежегодно будет производиться 10 млн тонн вскрышных работ, из которых будет добываться и перерабатываться до 3,5 млн тонн руды, — подводит итоги разговора Артур Мкртумян. — А это в свою очередь означает годовое производство меди на уровне 14-15 тыс. тонн, что по стоимости превышает $100 млн. Это в 2-2,5 раза больше, чем в лучшие годы работы рудника в Дрмбоне! К тому же надо иметь в виду, что 1 тонна дрмбонской руды по извлекаемой стоимости богаче кашенской, так что указанные показатели будут достигнуты за счет резкого увеличения объемов добычи и переработки… Ашот АРАМЯН, «Голос Армении»