Бизнес

Вазген Сафарян: Вхождение в Таможенный союз — закономерный выбор

Вазген СафарянAnalitikaUA.net. Интервью с председателем Союза товаропроизводителей Армении Вазгеном Сафаряном.

– Г-н Сафарян, Армения объявила о своем решении вступить в Таможенный союз, и для многих это стало неожиданностью. Вы как думаете — это неожиданность или подобный шаг был логичным и закономерным выбором?

– Вне всякого сомнения, это был закономерный выбор, явившийся продолжением уже имеющихся договоренностей, определившихся процессов и достижений в политической, военно-стратегической и экономической сферах. Уверен, что во главу угла при принятии решения войти в Таможенный союз ставились вопросы нашей национальной безопасности. Как неоднократно заявлял президент Серж Саргсян, мы не можем вопросы безопасности решать, пребывая в одном военно-стратегическом блоке, а экономические вопросы — пребывая в другом.

– Однако, судя по реакции представителей ЕС, не очень-то нас в Европе и поняли…

– Думаю, это понимание придет. В конце концов, Евросоюз в самом главном вопросе — вопросе нашей национальной безопасности — вряд ли может противостоять Турции и Азербайджану. За 20 лет Европе не удалось уговорить Турцию разблокировать Армению. Ведь кратчайшая дорога в Европу проходит через Турцию. В данном контексте, конечно, принципиальное значение имеет статус Нагорного Карабаха. Ни один вопрос, касающийся Армении, мы не можем решать без учета интересов НКР. Европа зачастую руководствуется двойными стандартами, как, скажем, в вопросе расчленения Югославии на несколько государств и даже маленького Косово — в ущерб Сербии. Но ведь и Нагорный Карабах тоже в силу законного международного права — права на самоопределение — получил независимость, защитил свое государство от прямой военной агрессии Азербайджана, провел несколько демократических выборов президента и законодательного собрания. Словом, Евросоюз должен с пониманием оценить выбор Армении. И если у европейцев есть реальное стремление к продолжению сотрудничества с Арменией, то ничего невозможного на этом пути нет.

– Если перевести акценты на экономику, то как можно оценить наши внешнеторговые экономические отношения со странами ТС и Евросоюза?

– Факт тот, что у Армении экспорт и импорт со странами ЕС неуклонно уменьшается. Если в 2011 году доля экспорта составила 45,7% , то в 2012 году — 39,2%. Доля импорта в 2011г. составила 28,2%, в 2012 — 26,4%. В то же время наблюдается рост товарооборота со странами ТС. Если в 2011 году доля экспорта исчислялась 17,5%, то в 2012-м она достигла 20,3%, доля импорта товаров из ТС составляла 22,8%, в 2012г. — 25,8%.

– И что, это удовлетворительные цифры?

– Нет, конечно, ибо и со странами ТС, и со странами ЕС у нас отрицательный торговый баланс. В 2012 году во внешнеторговом обороте отрицательное сальдо составляло $2838,7 млн, в том числе со странами ТС — $811 млн, а со странами ЕС — $564,7 млн.

– За счет чего же покрывается внешнеторговый дефицит?

– За счет тех трансфертов, которые получает наше население от своих родных и близких, пребывающих за рубежом. Только по банковским переводам трансферты составляют порядка $2 млрд, из которых 85% поступает из России. Примерно столько поступает в Армению наличным путем.

– Прямо манна небесная…

– Так оно и есть… К сожалению, эти средства, которые за последние 10 лет могли составить около $30 млрд, не играли существенной роли в деле превращения торгового капитала в промышленный по той простой причине, что государство не захотело заниматься внешней торговлей. Если хотя бы 10-15% от импортных поступлений были осуществлены государством, то можно было бы создать солидный инвестиционный капитал. Обратите внимание: за истекшие 3 года мы импортировали товаров ровно на $12 млрд. Будь хотя бы 10% этих товаров доставлены по государственным каналам, можно было бы получить как минимум $100 млн торгового капитала. Вот вам и свободные деньги для инвестиций в реальный сектор экономики.

– Какова статистика инвестиций в армянскую экономику?

– Существуют данные об иностранных инвестициях в реальный сектор экономики Армении по состоянию на декабрь 2012 года. Всего было инвестировано $7916 млн (прямые инвестиции составили $5919 млн). Россия инвестировала $3252 млн, прямые инвестиции составили $2445 млн — это 45% всех инвестиций. Второе место занимает Франция — $761,8 млн (12,1%), затем Греция — $478,8 млн (6,0%), Германия — $393,6 млн (5,1%), США — $390,1 млн (4,9%). Но, повторюсь, самым реальным инвестором могло быть государство, принимая участие во внешней торговле. Для этого, на мой взгляд, необходимо создание в Армении министерства промышленности и внешней торговли по примеру Японии. Именно через этот институт с применением частно-государственного инструмента можно заработать деньги и инвестировать их в реальный сектор экономики.

– Решение по Таможенному союзу озвучено. Каковы будут первые шаги?

– Первые шаги уже сделаны. Минэкономики РА провело конференцию «Техническое регулирование в Таможенном союзе и едином экономическом пространстве», в ходе которой выступил член коллегии (министр) по вопросам технического регулирования Евразийской экономической комиссии Валерий Корешков и другие, говорившие о системе технического регулирования ТС, едином экономическом пространстве и т.д.

– Как вы думаете, что будет с парафированием соглашения об ассоциации и соглашением о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с ЕС?

– До сих пор мы не знакомы с этими документами. Что дает европейский состоявшийся, брендовый рынок армянским производителям? Сможем ли мы интегрироваться в этот рынок, производить и реализовывать там готовую продукцию? На мой взгляд, в ближайшей перспективе это невозможно. Я уже не говорю о сельскохозяйственной продукции, которую европейцы получают по демпинговым ценам, поскольку из бюджета Евросоюза более 40% направляется на субсидирование сельского хозяйства.

– То есть вы полагаете, что в плане промышленности в ближайшей перспективе Армения останется сырьевым придатком ЕС?

– Это очевидно. Европа имеет развитую промышленность с 200-летней историей, своей технологической культурой. Наша же промышленность в недалеком прошлом была тесно интегрирована с российской промышленностью. Многие армянские предприятия и сегодня работают со своими бывшими партнерами. Необходимо просто развивать это сотрудничество. И еще: сегодня все чаще известные российские экономисты говорят о том, что Россия нуждается в новой политике индустриализации промышленности (технологически более высокой). В эту же программу можем включиться и мы. Россия сегодня привлекательна тем, что имеет огромные сырьевые запасы, сохранила фундаментальную науку, имеет положительное сальдо во внешнеторговом обороте около $200 млрд и более полумиллиарда золотовалютных запасов. Кстати, научный совет Российской академии наук создал комиссию по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации, конкурентоспособности и устойчивому развитию, куда вошли видные ученые, общественные деятели…

– По какому принципу принимаются решения в советах Евразийской экономической комиссии и Евросоюза?

– Для ЕС действует принцип «одно государство — один представитель» (министр национального правительства). Каждый представитель обладает определенной суммой взвешенных голосов в зависимости от численности населения, экономической ситуации и других показателей государства. Все вопросы решаются квалифицированным большинством. Например, Франция, Германия, Великобритания, Италия обладают 29 голосами, Эстония, Люксембург, Латвия, Словакия — 4 голосами. Всего 345 голосов…

В ЕЭК действует принцип «одно государство — один представитель». Вопросы решаются консенсусом. Каждый представитель обладает одним голосом. Для нас это информация к размышлению… Зара ГЕВОРКЯН, «Голос Армении»