Аналитика

Станислав Тарасов: Важнейшие детали «турецкой весны»

Станислав ТарасовAnalitikaUA.net. Источник ИА REX сообщает из Турции: из 600 арестованных в Анкаре 76-ти выдвигают обвинение по 312 статье уголовного кодекса «заговор против власти с целью свержения» (hükümete karşı darbe), предусматривающий пожизненное заключение.

Это противоречит тому, о чем ранее заявлял президент Турции Абдуллах Гюль, который квалифицировал протесты, охватившие разные города страны, «проявлением демократии», и заявил, что «принимает данный сигнал общества». Тем не мене, правоохранительные органы Турции отрабатывают версию премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана: главными зачинщиками протестного движения считаются «экстремисты». Он также поручил выявить в этих событиях «иностранный след».

Если события пойдут все же по сценарию Эрдогана, то, как считает руководитель турецкого Центра стратегических исследований по Кавказу Хасан Октай, процесс «выйдет за рамки демократии», и «премьер-министр продемонстрирует, что не намерен принимать во внимание заявления президента Абдуллы Гюля и своего заместителя Бюлента Арынджа».

Конечно, не секрет, что в Турции, где уже десять дней продолжается акция протеста из-за решения властей вырубить парк Гези в районе Таксим в Стамбуле, среди манифестантов могут быть экстремисты- наемники. Кстати, они проявляли себя и в прежних демонстрациях в Турции. Но считать их «главной действующей силой протестного движения» нет оснований. Налицо определенные процессы, которые имеют следующие отличительные особенности:

1. Протестующие выдвигают требования только в адрес главы правительства, не распространяя свои требования на всю партию или весь правящий режим. Обвиняют конкретно Эрдогана, который «допустил серьезные ошибки».

2. Стало очевидно, что у Эрдогана искаженное понимание демократии: он считает правилом формулу «простого большинства»: если тебя избрали, значит, ты пользуешься поддержкой большинства граждан, а следовательно, твои решения являются надлежащими и правильными с точки зрения демократии.

3. Премьер оторвался от своей социальной базы. Протесты возникли не на почве экономических и социальных проблем, хотя они есть. Парадокс в том, что правящая партия, предпринявшая огромные усилия для экономических преобразований и создания обеспеченного, уже заметного по численности среднего класса, политически потеряла его. Теперь он выходит на Таксим и требует свободу выбора и участия в управлении своей страной. Протестующих поддержали половина провинций Турции и турки, проживающие в странах Европы.

4. Внутри правящей Партии «Справедливости и развития» идет подковерная борьба за власть. Ее определенная часть выступает против смены конституции страны, против отказа от идей кемализма и трансформации парламентской республики в президентскую. Кроме того, эта часть партийцев намерена разорвать блок Эрдогана с курдами, который, по их мнению, ведет к федерализации Турции, а в перспективе — к развалу.

5. Внутренняя политика Эрдогана вызывает раздражение у политических элит. Между тем, в протестных акциях принимают участия почти все слои населения. На стамбульскую площадь Таксим вышли турки и курды, алавиты и сунниты, коммунисты и националисты. По оценке многих турецких экспертов, Эрдоган ведет себя не как лидер нации, а как политик, «всегда находящейся в обороне».

6. В протестном движении просматривается закулисная организационная основа. Похоже, что подпольный штаб находится под контролем оппозиционной Народно-республиканской партии Турции. Нельзя исключать, что часть генералитета осуществляет сценарий переворота, но с опорой на наиболее доверенные гражданские лица из различных эшелонов власти и политических партий. Косвенные признаки дают основание предполагать, что и в национальной разведке – MIT – произошел раскол. Не все обстоит благополучно и в турецком МИДе. Его глава Ахмед Давутогу выступает как идеолог, а не как профессионал. Неслучайно многие турецкие послы в отставке активно выступают с критикой главных региональных направлений турецкой внешней политики. Часть из них считает, что участие Турции в так называемой «арабской весне» является ловушкой по вовлечению страны в процессы дестабилизации, как это было сделано в Ираке.

Возможно, демонстрации в Турции скоро пойдут на убыль. Однако гораздо меньше шансов на то, что турецкое общество быстро успокоится. На наш взгляд, недовольство и возмущение будут лишь усиливаться, особенно если правительство Эрдогана продолжит поиск «врагов народа». Станислав Тарасов, iarex.ru