Политика

Сергей Маркедонов: «Противоречия» между Ереваном и Москвой состряпаны журналистами и экспертами

Сергей МаркедоновAnalitikaUA.net. Президент Армении Серж Саргсян, как известно, 3 сентября с рабочим визитом посетит Москву, где встретится со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Как ранее передавала пресс-служба главы государства, в ходе переговоров запланирован обмен мнениями по основным вопросам двусторонней повестки дня, включая взаимодействие в политической, торгово-экономической, энергетической и гуманитарной сферах. Предполагается также обсуждение интеграционных процессов на пространстве СНГ и обеспечения безопасности и стабильности в Закавказье.

Мнением и прогнозами в канун данного визита в интервью информагентству «Регнум» поделился эксперт, приглашенный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США) Сергей Маркедонов.

«Главная цель визита президента Армении Сержа Саргсяна в Москву, намеченного на 3 сентября, – разрядить неблагоприятный психологический фон, возникший в двусторонних отношениях», – отметил специалист.

По его словам, эта атмосфера в значительной мере нагнеталась усилиями местных и внешних СМИ, экспертов, наблюдателей и различных комментаторов и пр., и в результате складывается впечатление, что между Ереваном и Москвой появились серьезные противоречия.

«В отношениях даже самых ближайших союзников всегда есть вопросы, требующие согласования, пересмотра сторонами своих позиций, определенных расхождений и так далее. Отношения Армении и России – не исключение, они не уникальны, в них всегда что-то происходит, и это называется политикой. В последнее время в двусторонних отношениях произошло наслоение различных спорных вопросов, которые в целом вылились в неприятный психологический фон. Это и процесс евроинтеграции Армении, российско-азербайджанские отношения в целом и контракты на поставки оружия в частности, рост тарифов на российский природный газ и др. Но проблема в том, что все это обсуждалось годами ранее, на 2013-й пришелся некий всплеск – произошло количественное наслоение проблем, переросшее в качественное. О «Восточном партнерстве» заговорили в 2008-2009 годах, о политике соседства с ЕС – и того раньше. О том, что изменится цена на газ для Армении, было известно еще в 2011 году. Что касается оружейной сделки между Россией и Азербайджаном, то ее корни тянутся к 2010 году. Впрочем, у Москвы всегда был свой интерес к Азербайджану. Еще в 2008 году, когда бывший в то время президентом России Дмитрий Медведев посетил с визитом Баку, он назвал Азербайджан стратегическим партнером. За 7 лет до этого, в 2001 году Владимир Путин во время своего визита посетил аллею шехидов, в честь его визита была выпущена памятная марка и так далее. Таким образом, все последние события в армяно-российских отношениях являются логическим продолжением процессов, имевших место и прежде. Другой вопрос, что концентрация этих вопросов в коротком промежутке времени привела к возникновению удручающего психологического фона. Основной целью визита, на мой взгляд, будет его смягчение и разрядка», – отметил Маркедонов, добавив, что никаких стратегически важных изменений в армяно-российских отношениях не произошло.

Эксперт подчеркнул, психологический фон – не повод говорить о коренных изменениях в отношениях. «Приведу свой любимый пример – отношения между США и Израилем. С самого начала президентства Барака Обамы между двумя странами возник, так сказать, дискомфорт в отношениях. Для Бениамина Нетаньяху и его команды гораздо более приемлемы республиканцы с их более четкой и прямой позицией по арабо-израильскому конфликту, отношением к Тель-Авиву и пр. Но президент – Барак Обама, и с ним как-то приходится находить общий язык, несмотря на перманентное напряжение в отношениях. При этом никому и в голову не придет ставить под сомнение их стратегический характер», – сказал политолог.

Отвечая на вопрос о том, «как на общий фон отношений повлиял информационный тренд о выборе, перед которым якобы оказалась Армения – евроинтеграция или участие в интеграционных процессах на евразийском пространстве, и каков вклад касты «армянских евроинтеграторов» в возникновение этого выбора», Сергей Маркедонов выразил мнение, что и эта тема во многом надумана.

«В Армении, конечно, есть ярые сторонники евроинтеграции, но этот слой не так уж силен. Определенные настроения такого толка есть, и это опять-таки не новость. Еще в 2006 году Артур Багдасарян, бывший тогда спикером парламента Армении, открыто заявил, мол, Россия не должна мешать продвижению Армении в Европу. Просто определенные действия России могут не нравиться определенной части армянского политического истэблишмента, могут казаться слишком дорогими, скажем, или слишком неудобными… Но сторонники евроинтеграции не всегда объективны. Например, когда они упрекают Россию в сотрудничестве с Азербайджаном, они не говорят о том, что те же США и ЕС тоже не упускают Баку из виду. Сближение Армении с Европой что, заставит США пересмотреть свою политику по отношению к Азербайджану? Заставит европейцев отказаться от альтернативного источника энергоносителей, вынудит британцев расторгнуть все энергетические контракты? Когда говорят о российской военной базе в Гюмри и о том, что, она «плохая» – а что, кто-то из европейцев готов поставить свою? Одним словом, здесь много нюансов. Еще один интересный аспект вопроса: об однозначном выборе в пользу Европы рассуждают эксперты, наблюдатели, в масс-медиа разнятся конспирологические теории, но первые лица государства ни о чем подобном не говорили и не давали повода трактовать происходящее именно в таком ключе», – подчеркнул Сергей Маркедонов.

Кроме того, эксперт указал «на явное передергивание фактов со стороны некоторых лиц, дающих оценки процессу евроинтеграции Армении».

«В конце ноября на Вильнюсском саммите планируется парафирование Ассоциативного соглашения Армения-ЕС. Это не подписание, как утверждают некоторые. Имеет место подмена понятий – состоится не подписание, а именно парафирование документа. Затем уже должно состояться подписание, после чего процесс, согласно плану, войдет в стадию ратификации парламентами Армении и всех стран-членов Евросоюза. Это целая процедура, которая продлится годы. Мы имеем дело с началом пути, который может сильно затянуться из-за непредвиденных обстоятельств на каждом из его этапов», – резюмировал С. Маркедонов. Panorama.am