Политика

Решение проблемы воды растопило бы лед недоверия в зоне карабахского конфликта

Сарсангское водохранилищеAnalitikaUA.net. На днях власти Нагорного Карабаха предложили Азербайджану начать диалог вокруг совместного управления приграничными водными ресурсами, в частности, водами реки Тартар и Сарсангского водохранилища – самого крупного резервуара НКР, расположенного в Мартакертском районе республики.

«Возможности Сарсангского водохранилища больше, чем мы используем, и при правильной эксплуатации построенных еще в советское время водоканалов выиграют как карабахская сторона, так и азербайджанская», – заявил вице-премьер Нагорно-Карабахской Республики Артур Агабекян, добавив, что если Азербайджан не отреагирует на призыв к сотрудничеству, карабахское правительство будет вынуждено сделать крупные инвестиции в приграничных районах для того, чтобы с помощью мощных насосных станций качать расположенные в приграничных зонах водные ресурсы исключительно для собственных территорий.

Данное заявление фактически было сделано в связи с протестами приграничного с Мартакертским районом Нагорного Карабаха азербайджанского населения с требованием от местных властей обеспечить водой для сельскохозяйственных нужд. Ранее Баку поднимал тему Сарсангского водохранилища на международном уровне, утверждая, что 125-метровая плотина разрушается и нуждается в капитальном ремонте, а последствия возможной катастрофы представляют угрозу для граждан, проживающих ниже по течению.

В чем же проблема? Почему бы сторонам не попытаться решать данный вопрос совместными усилиями, обеспечить людей водой и нейтрализовать все потенциальные угрозы? Не все, оказывается, так просто.

В ответ на заявление вице-премьера НКР официальный Баку вполне ожидаемо перевел проблему в плоскость т.н. межобщинного сотрудничества, тем самым практически блокировав инициативу. Представитель МИД Азербайджана Эльман Абдуллаев заявил, что азербайджанская сторона готова сотрудничать с армянским населением Карабаха, но «сталкивается с противодействием армянской стороны». При этом он отметил, что диалог и сотрудничество возможны лишь в «межобщинной» плоскости.

Разумеется, такая постановка вопроса категорически не воспринимается Нагорным Карабахом, который уже 22 года живет независимой жизнью, строя суверенное государство.

Следует отметить, что еще в 2001-ом году власти НКР предложили Азербайджану комплекс мер по установлению доверия — более 20-ти предложений, предполагающих в том числе совместное использование водных ресурсов, профилактику возгорания пастбищ и др.

Однако Баку тогда, как и сегодня, не пошел на контакты с карабахской стороной даже в гуманитарных вопросах, в решении проблем, представляющих общий интерес (к ним можно отнести и отвергнутое азербайджанской стороной предложение международных посредников об отводе с передовой линии снайперов, что позволило бы избежать бессмысленных жертв в условиях перемирия). При этом в Азербайджане продолжают сетовать на то, что «армянская община» Нагорного Карабаха избегает переговоров с «азербайджанской общиной».

Между тем в правительстве НКР считают, что власти Азербайджана активно насаждают понятие «межобщинности» с целью искажения сути карабахского конфликта, трансформации фактического трехстороннего формата конфликта в выгодный официальному Баку двухсторонний. Карабахская сторона расценивает «межобщинный» подход не только как бесперспективный, но и крайне опасный, поскольку он, уверены в НКР, ведет миротворческий процесс в тупик и дискредитирует саму идею миротворчества, вносит дополнительную напряженность и недоверие между обществами сторон конфликта.

По этому поводу уже выступали с совместным заявлением лидеры неправительственных организаций и эксперты Нагорного Карабаха. Отметив, что «наиболее эффективный путь к миру и стабильности, к разрешению конфликта лежит через развитие сотрудничества», они заявили о своих принципах участия в международных миротворческих проектах, в частности, подчеркнув невозможность участия в проектах в рамках межобщинности или «каких-либо других форматах, идущих вразрез и ущемляющих самоидентификацию граждан Нагорно-Карабахской Республики».

Президент НКР Бако Саакян не раз отмечал, что независимость является для карабахского народа абсолютной ценностью и не подлежит торгу, а официальные структуры, в частности, внешнеполитическое ведомство НКР, подчеркивали, что попытка искусственного наделения азербайджанского меньшинства статусом общины лишена какой-либо юридической основы и противоречит решению Будапештского саммита ОБСЕ (1994 г.) о признании Нагорного Карабаха самостоятельной стороной конфликта, без упоминания «общин».

Если обобщить вышеизложенное, то получится следующая картина: Баку напрямую не общается со Степанакертом, считая это косвенным признанием независимости Нагорного Карабаха, а НКР придерживается той позиции, что диалог на равных с азербайджанцами-бывшими жителями Карабаха возможен лишь после признания Нагорно-Карабахской Республики. Тупик? Но ведь в любой ситуации бывает какой-нибудь выход. А он, наверное, в том, что не следует политизировать насущные гуманитарные вопросы. Решение подобного рода вопросов совместными усилиями постепенно снизило бы напряженность между обществами сторон конфликта и создало бы определенную атмосферу доверия, без которого решение проблемы между Азербайджаном и Нагорным Карабахом в принципе невозможно. Ашот Бегларян, bs-kavkaz.org