Социум

Наследники Муса-Дага желают вернуться на родину – статья турецкого журналиста

Муса ЛерAnalitikaUA.net. Дети бежавших с горы Муса (Муса-Даг, арм. Муса Лер – Tert.am), расположенной на юге Анатолии, армян желают вернуться на свою родину, увидеть свои дома. Это армяне, корни которых с Муса-Дага… В музее села сокрыта боль горы Муса…

Корреспондент турецкого издания Taraf Озлем Эртан, которая представила ряд статей о Ереване и своем визите в мемориальный комплекс памяти жертв Геноцида армян в Цицернакаберде, ныне в своем материале обратилась к армянам из Сасуна и горы Муса, которые мечтают вернуться на свою историческую родину. Перевод статьи представляем без сокращений:

Вершины гор Армении покрыты снегом. Солнце не может справиться с толстым белым покрывалом скал… В конце дороги, окруженной двумя высокими вершинами, на юге Анатолии есть село, которое носит имя горы Муса – той горы Муса, которая стала убежищем для тысяч спасшихся от Геноцида армян. Жители 7 сел выступили против желавших согнать их в пустыню Дейр-эз-Зор младотурок и поднялись на гору. После длившейся несколько месяцев борьбы армянские крестьяне сели на французские корабли и добрались до Египта…

Я собираюсь познакомиться с внуками тех людей, которые в 1915г. на протяжение 53 дней вели борьбу не на жизнь а на смерть. Однако до этого я должна посетить музей, построенный на горе возле села. Если не поторопимся, то до нашего прибытия он будет закрыт…

Напротив монумента встречаю одну пару – Габриэла и Астхик, чьи деды были с горы Муса. Они рассказали о монументе… Напротив входа есть могильная плита с армянскими надписями.

Габриэл Паносян, который тоже является журналистом, говорит: «Под этим камнем кости мусалерцев. В 1915г. погибших при защите горы Муса хоронили тут же, в отдельных могилах… однако позднее могилы были разрушены… Когда в 2007г. мы посетили гору Муса, мы собрали рассыпанные кости и, доставив их в Армению, похоронили там».

Мал, но впечатляет

Музей горы Муса мал, но очень впечатляет посетителей. Возле входа вас встречают черно-белые фотографии мусалерцев. Увидев фото экс-президента Армении Левона Тер-Петросяна, невольно вскрикиваешь «И он с горы Муса?!». «Да, его предки оттуда», — отвечают.

Если сегодня весь мир знает о защите горы Муса и истории людей из 7 сел, то это все благодаря Франсу Верфелю. В романе «40 дней Муса-Дага» («40 дней горы Муса») он рассказал, как армяне спаслись на французских кораблях.

Естественно, этот писатель тоже не был забыт при создании музея. Мы видим в музее его книгу на разных языках мира, в том числе и на турецком языке. Личные вещи, оружие, фото народа с горы…

«Здесь твой дом»

Завершив поход в музей, мы беседуем с Астхик Паносян, которая после 40 лет жизни в США, переехала в столицу Армении – город Ереван. Она говорит, что Ереван – самый красивый город в мире.

В 2004 и 2010гг. Астхик посетила село дедов и нашла их дом. «Не многое осталось от дома. Снизу стены были разрушены кладоискателями. В апельсиновом саду моего деда жила одна семья из Аданы. В 2004-ом, когда я впервые отправилась в апельсиновый сад своего деда, сказала той турецкой семье, что это наш дом. В 2010-ом, когда мы вновь отправились туда, семья из Аданы очень тепло приняла нас. Это не наш — это твой дом», — сказали они», — рассказывает Астхик.

После этой беседе вместе спускаемся в село Мусалер (в Армавирской области Армении), где знакомимся с одним из пожилых жителей села Микаелом Бислаяном, который рассказывает нам свою историю.

«Мы были дважды переселены»

Я родился в 1933-ом году в селе Кебусия, расположенном у основания горы Муса. В те времена Хатай был под влиянием французов. В 1939-ом году город был передан турецкому правительству, французы отвели нас в село Айнчар в Ливане. Там построили дома для нас.

В 1915г. наши деды ушли с горы Муса, однако, когда территория оказалась в руках французов, они вернулись. В 1939-ом захватили во второй раз…

Армяне-мусалерцы Айнчара в 1946г. переехали в Армению и поселились в этом селе. После 1939г. я не был в Турции. Очень бы хотел вновь увидеть свой дом, но как? Разве возможно это? Если я уеду отсюда, то хочу поехать только к горе Муса, больше нигде не могу жить. Если мы отправимся в наше село, то я тут же найду наш дом», — рассказывает дядя Микаел.

«Надеюсь, — говорю я, — надеюсь, однажды вы вернетесь в свой дом», — а потом иду к Терезе Кабакян, которая тоже с горы Муса.

Ее Арменией была гора Муса

Тереза Кабакян — маленькая, с белыми волосами, разговорчивая женщина. Она вместе со своей семьей покинула Хатайу и поселилась в селе Айнчар в Ливане.

«Мне было 4-5 лет, когда мы покинули наш дом. У отца было красивое кафе под деревьями. Я родилась на горе Муса. Ныне, если я отправлюсь туда, то найду свой дом», — рассказывает она.

Когда я спрашиваю, хотела бы она вернуться в свой дом, у нее глаза начинают блестеть. Потом она предается воспоминаниям: «Когда в 1946г. мы покинули Айнчар, чтобы приехать в Армению, многие радовались этому, но моя мать говорила «Отвезите меня в мою Армению». Знаешь, почему она так говорил? Ее Арменией была гора Муса…».

Армянский церковный центр в Эчмиадзине

Мы по дороге в религиозный центр армянской церкви Эчмиадзин. Я очень взволнована… На протяжении многих лет желала увидеть его… Эчмиадзин расположен примерно в 25 км от Еревана.

Для того, чтобы войти в церковь, проходим через прекрасную дверь. На двери запечатлены образы основателя армянской церкви Святого Григория Просветителя и принявшего христианство, как государственную религию царя Трдата.

Эчмиадзин – красивый религиозный центр, который полон деревьями, парками, армянскими хачкарами (крест-камни). Здесь есть церкви, школа, готовящая представителей духовенства, библиотеки и пр.

Почти на всех зданиях проводятся строительные работы. Один молодой священнослужитель говорит, что это проводится в рамках подготовительных работ к 2015г.

Потерял рассудок после поездки в Сасун

Дорога ведет нас в одно из сел близ города Талин. Это место основали спасшиеся от геноцида армяне из Сасуна.

Входим в село и ищем их внуков. В итоге обнаруживаем себя в доме Геворга Геворгяна. И он, и его жена – госпожа Асмик, очень скромные и гостеприимные люди. Они приглашают нас в дом и тут же стол заполняется вкуснейшими яствами. Мать господина Геворга Грануш Геворгян тоже находится дома.

После смерти мужа госпожа Грануш заболела и уже несколько лет не встает с постели, однако память у нее хорошая. Она помнит все детали тысяч всевозможных неприятностей прошлого и истории спасшегося от геноцида и дошедшего до Армении отца.

Тетя Грануш рассказывает, что муж отправился на родину в Сасун, однако вследствие тяжелых душевных переживаний потерял рассудок, заболел и спустя несколько лет умер.

Глаза женщины наполняются слезами, однако она продолжает рассказывать: «Семья мужа, так же как и моя, была родом из Сасуна. В детстве отец все время рассказывал ему о Сасуне. Однажды он поехал в Сасун. Когда вернулся, он уже не был прежним. На родине он не нашел ничего из того, что рассказывал отец. Он был так грустен…».

Он сказал жене: «Сасуна нет. Там не осталось ничего из того, что рассказывал мне отец. Отныне нет ничего, что называется Сасун».

Потом он много думал и в итоге заболел.

После смерти мужа госпожа Грануш тоже заболела и стала лежачим больным, больше не может ходить.

«Я бы очень хотел увидеть Сасун, вот бы граница открылась…», — говорит Геворг Геворгян в ходе беседы в их просторном саде.

«Отец и мать очень любили друг друга. Мать не выдержала смерти отца, оказалась в постели. Отец же не нашел представляемый им Сасун и заболел», — говорит он.

Источник: Tert.am