АналитикаВажное

В новый этап своей истории Армения входит с крахом иллюзий в отношении России — эксперт

После революции 2018 года от Армении ожидали пускай постепенной, но коррекции отношений с РФ. Например — отказа от голосований на международных площадках в унисон с РФ.

Этого не случилось — многие реформы в Армении были «поставлены на паузу» с началом пандемии, а впоследствии — и с началом второй войны за Карабах.

Торможение реформ сделало возможной угрозу реванша — на досрочных парламентских выборах оппонентом премьера Никола Пашиняна стал экс-президент Роберт Кочарян, которого активно поддерживали в РФ.

Реванш не произошел — и это сам Пашинян назвал «второй армянской революцией».

В новый этап своей истории Армения входит не только с итогами второй войны в Нагорном Карабахе, но и с крахом иллюзий в отношении России.

Как изменится курс Армении, как там намерены уменьшать свою зависимость от РФ и при каких условиях в Ереване задумаются о перспективе вступления в НАТО? Обо всем этом «Европейская правда» поговорила с экспертом Армянского института международных отношений и безопасности Рубеном Меграбяном.

Как обычно, помимо текста с интересными заявлениями, можно посмотреть запись интервью на YouTube-канале ЕвроПравды.

Досрочные выборы и роль России в попытке реванша

Для Армении эти выборы означали первый важнейший необходимый шаг на пути выхода из кризиса. И хотя с этими выборами кризис не заканчивается, однако теперь мы на пути выхода из него.

Эти выборы положили конец 8-месячному кошмару, который устроили здесь недобитые остатки прежнего криминально-олигархического режима.

Никол Пашинян получает еще одну возможность продолжить реформы в Армении, которые он не провел в течение последних трех лет. Теперь он понимает, к чему может привести задержка реформ, потому что предшествующий этим выборам 8-месячный кошмар именно про это.

Будь страна реформирована, эта вся пятая колонна была бы просто лишена рычагов и возможностей творить то, что происходило в стране в течении последних месяцев.

Россияне всегда работают многослойно. Они никогда не кладут все яйца в одну корзину.

Они будут работать и с официальным Ереваном, и они будут использовать свои неофициальные рычаги воздействия, и они даже этого не скрывают.

Все эти медиавозможности были кинуты на защиту представителей бывшего режима, которые позиционируют себя уже не сколько как самодостаточные силы, сколько как проводники интересов РФ.

Для России Роберт Кочарян более понятен, более духовно близок и более внушает спокойствие насчет того, что интересы будут соблюдены.

Если бы выиграл Кочарян, это был бы конец армянской государственности.

Я это говорю без преувеличений – просто Армения превратилась бы в нечто похожее на теперешнюю так называемую Южную Осетию.

При этом Пашиняна стоит называть и не прорусским, и не антирусским. Он – просто армянский политик. А все остальное носит прикладной характер.

НАТО и европейский выбор Армении

Армянскому обществу не нужно агитировать, что такое Европа. Однако на данный момент у армянского общества есть другие приоритеты, и избранием Пашиняна общество стремилось дать ответ на эти вызовы.

Во-первых, был перекрыт путь и превращение государства в орудие тех серийных преступлений, с чем мы имели дело в течение 20 лет до революции.

Во-вторых, было похоронено несколько очень важных мифов. И политики, которые опираются на эти мифы, уже не вернутся в большую политику.

Армению трудно сравнивать с Украиной. У вас на западе страны соседи — члены ЕС и НАТО.

А наш западный сосед – Турция. И с такими проблемами, как у нас в отношениях с Турцией, нам пока трудно делать такие внешнеполитические развороты. Этот риск представляется на данный момент неоправданным, пока не решен вопрос Грузии.

Как только Грузия станет членом НАТО – тогда эта опция станет активно обсуждаться и в Армении.

К сожалению, политика — это не «хотелки». Это реалии и возможности. Однако свой европейский выбор Армения сделала еще в 301 году, став христианской страной.

Роль России во второй войне за Карабах

Прежде всего, именно Россия сделала эту войну возможной.

Это при том, что фактически на это закрыли глаза и европейские партнеры, и трамповская Америка, которая просто передала вопрос Армении в аутсорсинг Турции. Иными словами, время было подобрано с большой точностью.

Однако есть и еще один момент — русские занимались не решением проблемы, а просто вошли в долю этой проблемы и поставили нас перед фактом.

Теперь время будет диктовать переоценку рисков, переоценку вызовов, переоценку путей преодоления этих вызовов. Да, это будут качественно другие отношения, в том числе с Россией.

В армянском обществе, я думаю, нет никаких иллюзий в отношении России. Если и остались, то лишь в отдельных сегментах.

Да, Россия — важная страна в нашем регионе. Это как данность, с которой невозможно не считаться. Но это не означает, что наша голова — это место для ее сидения.

Показательным стало новое обострение с Азербайджаном. Россия отказалась помочь нам даже в случае непосредственной угрозы нашей территориальной целостности. Тем самым мы получили реальную картину российских намерений в нашем регионе.

Показательно, что это обострение случилось сразу после визита Лаврова. И это позволяет делать вывод, что в Баку получили от РФ отмашку на это обострение.

России это также было выгодно, поскольку такое обострение могло бы расшатать предвыборную ситуацию в Армении.

«Миротворцы» в Карабахе

Так называемые «миротворцы» из РФ не имеют международного мандата, их появление в Карабахе не установлено ни соглашением, ни международным договором — всего лишь совместным заявлением.

Этот вопрос должен решаться на международных площадках, и решение должно получить международный уровень, международный мандат.

Идеальный формат — тройка сопредседателей группы ОБСЕ в составе США, Франции и той же России. Но тут кроется проблема — Россия одной рукой в этом формате, а другой — предпочитает договариваться с Азербайджаном и Турцией, потому что у нее своя повестка, основанная на антизападных соображениях.

Замена миротворцев теоретически возможна, однако для этого этот вопрос должен быть перенесен на соответствующие площадки, например в Совет безопасности ООН, однако там у России есть право вето.

Аналогично трудно ожидать, что Ереван откажет российским миротворцам в продлении мандата, когда спустя пять лет закончится действующий. Точнее, такое будет возможно лишь в том случае, если у нас будет реальна альтернатива россиянам.

Кто виноват в итогах войны с Азербайджаном?

Вы знаете, это вина каждого из нас, это итог 30-летнего пути, который прошла Армения.

Ключевая ошибка была сделана еще в 1997-1998 годах при приходе ко власти Роберта Кочаряна. Тогда в Армении был сформирован коррупционный, криминальный и олигархический режим. Однако, прежде всего, Армения отошла от демократии, и в этом отношении стала вровень с Азербайджаном.

Демократия перестала быть нашим активом в этом противостоянии.

Армения ослабла, став просто Азербайджаном без нефти. И с этого момента Армения была обречена на проигрыш.

Сейчас наши представления о безопасности, о правильной внешней политике лежат в руинах.

В таком случае, как при большом землетрясении, нужно произвести разбор завалов и построить что-то новое. Конечно же, с учетом прежних ошибок.

Отношения с Украиной и голосования за Крым и Донбасс

Армяно-украинские отношения, стали жертвой отношений Армении и России в том виде, в котором они были. А еще точнее — в том виде, в котором Москва хотела, чтобы они были.

Но Армения не может являться пешкой в чужой для нас игре России с ее соседней Украиной.

У нас свои отношения с Россией, которые не про Украину. И у нас отношения с Украиной, которые не про Россию.

В конце концов, Украина — это очень важная для Армении страна. Это страна, четвертая в мире по численности армянской общины. Это страна, которая является по своим масштабам первой в Восточном партнерстве, и она масштабнее, чем все остальные пять вместе взятые.

Украина — потенциально очень важный рынок для армянской экономики. Как и Армения — очень важный выход на юг для Украины.

Кстати, я в Ереване вижу очень много украинских фур, направляющихся к иранской границе. Собственно, это нужно наращивать и развивать.

Сейчас в самой отдаленной армянской деревне в сельмагах есть украинские товары. Это говорит о том, что наши бизнесмены умнее наших политиков.

У нас есть позитивный опыт взаимодействия с Грузией – мы по чувствительным друг для друга вопросам просто не голосуем. Я не вижу абсолютно никаких причин, почему Армения и Украина не могут договориться об аналогичном формате.

И также я могу заверить, что Армения никогда не пойдет на признание Крыма российским, а также на легализацию донбасских бандитских формирований.

С последними Армения не поддерживала никаких отношений, даже еще при (предыдущем президенте) Серже Саргсяне – даже при очень сильном давлении со стороны РФ. Мы прекрасно понимаем, с какой фактурой мы можем иметь дело. И поэтому мы даже тогда на это не пошли, и тем более не пойдем сейчас.

Общался Юрий Панченко, «Европейская правда»

Видео и студия Первого армянского информационного