Аналитика

Украинский эксперт дал оценку выборам в Германии

Украинский эксперт-международник Илия Куса коснулся темы выборов в Германии, как передают Аспекты, он сделал ряд важных выводов для Украины.

«В новом 20-м созыве Бундестага будет 735 депутатов. Туда проходят шесть политических партий:
1. Социал-демократическая партия Германии — 25,7% (206 мест);
2. Партийный блок ХДС \ ХСС — 24,1% (196 мест);
3. Союз 90 \ Зелёные — 14,8% (118 мест);
4. Свободная демократическая партия — 11,5% (92 места);
5. Альтернатива для Германии — 10,3% (83 места);
6. Левая партия — 4,9% (39 мест).

Для социал-демократов это их лучший результат по сравнению с выборами 2017 года, и настоящий триумф, учитывая, что ещё на старте кампании весной-летом они занимали аж третье место.
Никто не верил, что они сумеют подняться после неудачных выборов 2017 года, провала на европейских выборах 2019 года и исторического поражения в Бремене в том же году, не говоря уже о сильнейшем внутрипартийном кризисе, закончившимся сменой трёх руководителей подряд.

Для Олафа Шольца лично итоги выборов — это огромный плюс в его политическую и партийную карьеру. Вся партия обязана ему своим возрождением из пепла. Теперь Шольцу предстоит продемонстрировать свои лидерские и организаторские способности во время коалиционных переговоров.

Для партийного блока уходящей Меркель ХДС \ ХСС это худший результат за всю их историю с конца Второй Мировой войны. Они никогда не набирали меньше 30% голосов. Очевидно, что партия в её нынешнем состоянии и при нынешних лидерах находится в кризисе, и нуждается в обновлении, переосмыслении своих идей и смене руководства.

Сейчас пока нет явных сигналов того, что кандидата ХДС \ ХСС Армина Лашета будут менять. Однако не исключено, что правое консервативное крыло христианских демократов, которые после 2015 года бросили вызов Меркель, вместе с баварскими ХСС попытаются устроить мини-путч и взять партию под контроль.

Для «зелёных» это победа, однако совсем не та, которую многие ожидали. Анналена Бербок не вытянула кампанию, и проиграла на всех дебатах. Это скажется на её карьере и позиции в партии. Впрочем, многое будет зависеть от её способности договариваться на коалиционных переговорах.

Свободные демократы ожидаемо вернулись к своей исторической роли «делателей королей». Их захотят втянуть в коалицию и социал-демократы, и ХДС \ ХСС, а значит, СвДП будут набивать себе цену и продавать себя с максимальной выгодой. Для их лидера Кристиана Линднера это открывает колоссальные возможности для политического торга и получения преференций в новом правительстве, включая влиятельный пост министра финансов.

«Альтернатива для Германии» получила меньше голосов, чем в 2017 году, но упрочила свой результат на местных выборах. В Саксонии и Тюрингии они взяли половину всех прямых мандатов и заняли первое место. Таким образом, правые никуда из немецкой политики не уходят, а даже наоборот, постепенно усиливаются в традиционных регионах Восточной Германии.
Учитывая, что следующее немецкое правительство будет более левым, то правым будет легче их критиковать, а в случае неудачи коалиции, АдГ могут капитализироваться на этом, и уже к 2025 году попробовать взять реванш на очередных выборах.

Левая партия получила низкие результаты, и даже не смогли преодолеть 5% барьер, и вытянули свои места за счет прямых мандатов. Для них это плохой знак. Падение их популярности связано с ростом «зелёных» и социал-демократов, которые играют на том же электоральном поле.

Наиболее вероятными сценариями формирования коалиции сейчас видят три:
1. «Большая коалиция» между ХДС \ ХСС и СДПГ.

То есть сохранение статуса-кво последних 4 лет. Однако сейчас это маловероятный вариант из-за того, что победившие социал-демократы не захотят делить власть со своими главными оппонентами, а христианские демократы ранее заявляли, что не будут входить в очередной раз в союз с СДПГ.

2. «Светофор» — СДПГ + СвДП + «Зелёные».

Это сейчас наиболее обсуждаемый и вероятный вариант, если социал-демократы возглавят переговоры. «Зелёные» — их наиболее очевидные и логичные союзники, которые во многих вопросах близки к ним. А свободные демократы со своей правой повесткой могут составить хороший противовес левым и уравновесить правительство.
Главным препятствием в этом случае выступят некоторые экономические и внешнеполитические разногласия между СДПГ и «зелёными». Первые хотят вести умеренную и взвешенную политику балансирования между РФ, Китаем и США, а последние считают, что надо завязываться на Штаты против Пекина и Москвы.
Ещё одна проблема — свободные демократы, которые могут не согласиться с основными постулатами экономической политики левых, особенно в вопросах вмешательства государства в экономику, против чего они выступают принципиально.

3. «Ямайка». ХДС \ ХСС + «Зелёные» + СвДП.

Этот вариант возможен, если социал-демократы не смогут уговорить остальных присоединиться к себе, и эстафету перехватят христианские демократы с Лашетом во главе. Учитывая уязвимое положение Армина Лашета после выборов, «зелёные» и свободные демократы могут захотеть разговаривать именно с ними, а не СДПГ, в надежде выбить для себя побольше преференций.

Но здесь проблемой выступают непростые отношения между свободными демократами и христианскими демократами, которые уже в 2017 году вели коалиционные переговоры, и они провалились. Кроме того, к «зелёным» негативно относятся право-консерваторвы в ХДС и особенно в ХСС, что также может помешать формированию коалиции.
Ещё раз повторюсь: для Украины ни одна из этих коалиций существенно ничего не изменит. Фактор «зелёных» не станет доминирующим в следующем правительстве, а значит резких разворотов в сторону конфронтации с РФ и Китаем не будет, даже если им, например, отдадут МИД.

Отношения с РФ останутся прохладными, но благодаря социал-демократам может расшириться поле точечного партнерства, в частности на сферу безопасности: миграционные потоки, Афганистан, Ближний Восток, Беларусь.

Проект «Северного потока-2″ будет запущен, у немцев нет никаких оснований и аргументов от него отказываться, и большая часть электората уже мысленно закрыла для себя этот вопрос.

А по Донбассу позиция Германии остается прежней — Минск главная база переговоров, конфликт надо решать через него, или замораживать вовсе».