Аналитика

Турция заменяет собой Украину? — мнение эксперта

Будапешт подписал долгосрочный контракт с российским Газпромом на поставку газа. Ситуация сложная и возникла она не «вдруг» и не «сегодня», тему на страницах liga.net разбирал Игорь Тышкевич — эксперт UIF (Ukrainian Institute for the Future).

Очередной виток напряженности в украинско-венгерских отношениях произошел после того, как венгерская госкомпания MVM CEEnergy Ltd подписала долгосрочный контракт с Газпромом на поставку 4,5 млрд кубометров газа в год. В обход Украины. Киев возмутился, указав на возможную выгоду транзита через свою территорию.

Ответ венгерских партнеров, если отбросить политкорректность, можно уложить в простую фразу «не ваше дело». На полномасштабный дипломатический конфликт ситуация пока не вышла, но вероятность подобного сценария в будущем исключать не стоит.

Ситуация сложная и возникла она не «вдруг» и не «сегодня», как подает часть украинских СМИ. Ситуация вызревала, как минимум, с 2011-12 годов.

Именно тогда Турецкая республика начала практические работы по реализации амбициозного плана превращения страны, практически не имеющей собственного газа, в газовый хаб юго-восточной и центральной Европы. Началось сооружение как сети магистральных газопроводов внутри страны, так и создание «точек входа» извне. Да, для многих будет неожиданностью, но построив «Голубой» и «Турецкий» потоки из РФ, Турция уменьшила долю российского газа на своем рынке с 57% до 33%.

Суть – в поиске дополнительных поставщиков. Создав инфраструктуру поставок, Турция покупает газ из Ирана, Азербайджана, РФ, Катара, США, Алжира. И это не предел — идет разведка в Средиземном море, ведется проработка возможности продления «арабского трубопровода» до турецкой территории. И, естественно, создаются мощности для транзита топлива на территорию ЕС.

История была предсказуема

Где же тут Украина и почему ситуация «не вдруг»? Хотя бы потому что:

— Еще в 2012 году Украину были готовы видеть среди акционеров газопровода TANAP, который стал бы одной из веток поставок газа на юг Европейского Союза.

— В 2015 году Турция объявила о планах постройки «северной ветки» к планам Трансанатолийского газопровода. «Северная ветка» – это газопровод с турецкой территории, через Болгарию, Румынию или Сербию, Венгрию в Австрию. Это уже был тревожный звонок, который с российским газом в трубах или без него, обнулял бы южное направление украинского транзита.

— В 2018-2019 году российский Трансгаз, который является одним из акционеров румынской ГТС, входит в проект строительства газопровода BRUA (Болгария-Румыния-Венгрия-Австрия) и приступает к укладке труб и модернизации компрессорных станций и перемычек на румыно-болгарской и румыно-венгерской границах. В конце 2020 года работы завершены, и в марте 2021-го – официальный запуск проекта.

— В 2018 году открыли газопровод TANAP (где Украина так и не стала участником) и объявили о начале строительства TAP (и перемычки в Болгарию к проекту BRUA. Экс-президент Украины Петр Порошенко, кстати, специально летал на те торжества.

— В 2020 году заработал «Турецкий поток» и было завершено строительство TAP.

— В том же году Румыния заявляет о завершении строительства газопровода Унгены-Кишинев, по которому природный газ в Молдову может поставляться с румынской территории.

И, наконец, данные начала 2021 года, когда на газ, идущий по «Турецкому потоку» переходят Румыния и Сербия.

Таким образом, то, что значение южного направления украинского транзита может существенно снизиться, было очевидно, если не с 2012 года (когда Украину звали в проект как участника), то, как минимум с 2015-го, когда было очевидно, что необходимая инфраструктура будет. В декабре того же года я свел факты в статье «Как Турция убьет газотранспортную систему Украины» и пришел к неутешительным выводам: «имеем ситуацию, при которой предмет гордости всей Украины уже через три-пять лет может превратиться в ненужную никому ржавую трубу в земле. Перспектива неприятная. Это не только потеря денег. Это уменьшение интереса к Украине со стороны западных партнеров. Это и удар по самолюбию украинцев».

Пришел 2021 год и перспективы транзита в юго-западном направлении весьма туманны. Венгрия, Болгария, Сербия, Румыния и вскоре Молдова не будут брать газ из украинской трубы.

Увы, но с запуском Северного потока-2 Россия завершит своеобразное «кольцо газопроводов» в обход стран Восточной Европы. Как минимум государств Балтии, Польши, Словакии, Чехии, Беларуси и Украины.

Это автоматически даст Кремлю рычаги для усиления своего влияния в странах Европы. Возможность выбора объемов и маршрутов поставок создает преимущества в экономической и политической сферах.

Самое неприятное для нас — уменьшение значимости для стран ЕС. Если в 2015 году хотя бы относительная стабильность в Украине была нужна с точки зрения стабильности поставок энергоносителей, то в 2022 году такой тезис уже может показаться европейцам несколько странным. Это кроме потери денег на транзите природного газа.

Кто виноват или что делать

Как говорилось выше, ситуация возникла не сегодня. И даже не вчера. Более того, рассуждений о «газовом кольце» РФ я видел в украинской прессе не так много. На данном этапе можно пытаться найти виновных и обвинять соседние государства. Но подписание контракта – лишь финальный этап достаточно долгой подготовительной работы. Не увидели раньше, вряд ли получится остановить завершение.

Вопрос сейчас стоит в другом: каким образом действовать стране, чтобы не остаться с пустой и никому не нужной ГТС?

Пока что Украина имеет конкурентное преимущества в виде доступного объема наших подземных хранилищ. Слово «пока что» я использовал неслучайно — работы по созданию мощностей для хранения газа ведутся в Турции, Австрии, Польше и Германии. То есть действовать надо сегодня. Как минимум, подумать над вариантом сохранения «интереса европейских партнеров» к нашим активам. Это или допуск к акционированию, или инициация многосторонних проектов по совместной закупке газа для минимальных сезонных целей и его последующего хранения.

Надеяться, что «и так придут», можно в ближайшие годы. Потом, когда будет свое, более развитое, уже не придут.

Второе — альтернатива. Можно долго говорить о запасах своего газа, имея проблемы, например, с отчуждением земель, ограничения по срокам пользования месторождениями и т. д. А можно, если не хватает своих сил, запускать иностранцев. Вопрос лишь в условиях входа, выгодных для всех сторон. Сегодня стимула нет — об этом свидетельствует динамика инвестиций в отрасль.

Третье — отслеживать инициативы по строительству газопроводов в регионе. Тот же польский проект по дну Балтийского моря. Но одно дело — смотреть и думать, как потом будет просить продать, другое — входить в проект со своими деньгами. Денег жалко, согласен, но тут вопрос приоритетов и планов на будущее.

Четвертое — планы. Именно планирование на 5, 10, 15 лет вперед и последовательная их реализация может существенно усилить твои позиции. За примером далеко ходить не надо — Турция не так давно поставила цель стать газовым хабом. И планомерно к ней шла.

Пятое — те же водородные инициативы. Страны ЕС продолжают предлагать Украине подумать над участием в общем глобальном проекте. Из Киева можно услышать политическое «да». Но кроме заявлений политиков, необходим анализ, те же планы, действия, наконец.

Перечисленные направления не являются «открытием истины». Я уверен, что в стране достаточно компетентных специалистов, которые могут предложить и более действенные решения.

Суть изложенного — не ожидать, что «все сложится само собой». Везение не безгранично, и оно приходит к тем, кто реально оценивает ситуацию и действует.