АналитикаВажное

Политолог: Демократическая Армения должна участвовать в Саммите демократий

Президент США Джозеф Байден в рамках выполнения своих предвыборных обещаний недавно объявил о созыве Саммита демократий в декабре с.г., который пройдет в онлайн-формате. Среди участников будущего форума – главы государств и правительств, лидеры гражданского общества, а также представители бизнеса и благотворительных организаций. Об этом на страницах theanalyticon.com пишет Эксперт Армянского Института международных отношений и безопасности Рубен Меграбян.

«Главными приоритетами предстоящего форума объявлены защита демократии от угрозы авторитаризма, борьба с коррупцией и защита прав человека. Обсуждаться будут также вопросы экономики, борьба с пандемией и глобальным изменением климата. Планируется, что через год, в декабре 2022 года, лидеры демократических стран соберутся, чтобы оценить прогресс, который будет достигнут за это время.

Джо Байден еще в предвыборный период неоднократно обвинял своего предшественника Дональда Трампа в подрыве отношений США с их союзниками и потворстве авторитарным тенденциям, выражал готовность возглавить демократические страны мира в их противодействии авторитарным тенденциям, источником которых он назвал, после Китая, нашего стратегического союзника – Россию.

Закономерно возникает вопрос: будет ли, должна ли участвовать Армения в этом историческом саммите, являясь, в отличие от большинства «союзников по ОДКБ» и России, страной, уже по меньшей мере дважды подряд проводящей выборы по международным демократическим стандартам, что подтверждено международным сообществом?

Нетрудно предугадать, какие «объяснения» начнут циркулировать насчет того, что Армении участвовать не нужно, чтобы «не раздражать стратегического союзника», который на официальном уровне усматривает в этом саммите «дух холодной войны» (глава МИД РФ), «попытку США восстановить репутацию после Афганистана» (глава Службы внешней разведки РФ) и т.д., будут одергивать официальный Ереван, что «это не в интересах нашего союзника», «это может вбить клин в вековую армяно-российскую дружбу» и т.п. Ожидать можно и очередной всплеск нападок против Армении со стороны российской пропаганды.

Однако, независимо от «риска» всяческих недовольств или даже окриков из Москвы, Армения должна стать участником Саммита демократий, поскольку это напрямую исходит из наших интересов, и вот почему.

Во-первых, Армения вправе считать себя новой демократией, которая хотя еще должна выдержать испытание временем, но то, что это выбор армянского народа – в этом не должно быть сомнений ни у кого, в том числе – ни в Москве, ни в западных столицах. И нет ничего странного в том, что в разных саммитах, где собираются представители демократических стран, Армения будет участвовать и в работе, и принятии решений.

Во-вторых, демократический строй в современном мире является не только выбором нации, но и внешнеполитическим активом априори, и было бы чем-то противоестественным, если Армения, не преодолевшая угрозы экзистенциального уровня со стороны коррумпированного клептократического режима по соседству, не использовала бы этот актив.

Конечно, Москве явно не понравится уже сам факт участия Армении в таком саммите, и очевидно, что претендовать на участие в нем среди всех стран-членов ОДКБ и ЕАЭС может только Армения. Однако, обязанностью армянской дипломатии является то, чтобы объяснить Москве, что преследование Арменией собственных интересов не является «актом русофобии» и не может быть расценено как нечто «против интересов России», и тем более неприемлемо, если это не найдет минимального понимания в РФ.

Демократия в Армении, как и в Грузии, политика демократических реформ являются камнем преткновения на пути окончательного выталкивания всего региона в «серую зону» под названием «Ближний Восток», где есть только одно «право» – на насилие сильного в отношении слабого. И естественно, что при таких правилах игры Армения изначально будет проигравшей стороной. Стало быть, так же естественно нежелание Армении жить с такой перспективой и использование всех возможностей ее избежать, даже если Москва будет делать обратное, объясняя это «своими региональными интересами» в логике противостояния с Западом, в котором участие Армении не только попросту лишено резона, но и, более того, противопоказано с точки зрения ее интересов.

В-третьих, в логике тех процессов, которые происходят в нашем регионе, той «архитектуры», которая выстраивается из «силовых линий», проходящих через Южный Кавказ, Армения в поисках нового баланса в новых реалиях после 44-дневной войны не может пренебрегать возможностями сближения с двумя из трех стран-сопредседателей Минской Группы ОБСЕ и слепо следовать в этом вопросе в русле сугубо российских интересов, которые тесно переплетены с интересами Баку и Анкары. И не секрет, что эти две страны – США и Франция – являясь союзниками, являясь демократическими странами, не удовлетворены тем, какое будущее региону обещают российско-турецкие и российско-азербайджанские договоренности. Тем самым, нет ничего странного в том, что эту неудовлетворенность будет разделять и официальный Ереван, и развитие отношений на основе демократических ценностей – не только естественное право, но и обязанность Армении.

В-четвертых, продолжающаяся «силовая» дипломатия Азербайджана диктует Армении необходимость противопоставлять этому «асимметричные», внешнеполитические шаги, которые сделают такую практику со стороны Азербайджана политически неподъемной для режима Алиева. И задача Армении – максимально довести до Москвы, что это право Армении, которое она будет использовать по максимуму, и Москве придется с этим жить, а не бороться против этого до последнего армянина на Южном Кавказе.

Оставшиеся примерно два месяца до начала работы Саммита демократий потребуют от армянской дипломатии большого напряжения усилий, чтобы обеспечить достойное участие в нем.

Это не вопрос политического вкуса или пристрастий, это вопрос безопасности, безопасности в целом, а в частности – безопасности и неприкосновенности границ. Регион должен быть «задержан» в зоне ответственности ОБСЕ, международного сообщества, прав и свобод человека, а дрейф в «джунгли» Ближнего Востока с его кровавым «правом сильного» должен быть остановлен.

Безопасность – это не только поставить полицейского внутри, а солдата – на границу. Безопасность – это политика, предполагающая цели, задачи, ценности. Государственное мышление же, в отличие от общинного, состоит в способности, прежде всего, отличить одно от другого.

Очевидно, что главная ближайшая задача Армении – не дать «затвердеть» логике «3+3» в региональных процессах, ибо в ней у нас нет союзников. Россия неоднократно заявляла, что мы с Азербайджаном для нее – «равные партнеры». Тогда как для Азербайджана Турция – реальный союзник, готовый быть рядом «и на поле боя, и за столом переговоров». Демократическая Грузия заявляет о собственных резонах неучастия в этом формате «3+3», и в этом вопросе, по меньшей мере ситуативно, наши интересы один к одному совпадают. К тому же, в регионе Грузия – единственный субъект, в отношениях с которым мы можем говорить об общности ценностей на основе демократии. Следовательно, у Армении есть шанс для того, чтобы перевести региональные процессы в русло, больше соответствующее ее интересам. И Саммит демократий – это незаменимый формат для необходимого позиционирования в этой логике, которым нельзя не воспользоваться.

У России нет разумных аргументов, как и морального права, в данной ситуации чинить препятствия на пути участия в этом Саммите. Долг же Еревана – доброжелательно и решительно довести это до руководства России, если там возникнут вопросы или, тем более, соблазны», — пишет эксперт.