АналитикаВажное

Афганские события повышают для нас цену ошибок, которые мы не должны совершать — политолог

15 августа 2021 года еще долго запомнится тем, как движение, считающееся резолюцией Совбеза ООН террористическим, «кавалерийским наскоком» захватило столицу Афганистана – трехмиллионный Кабул. Стимулом к этому послужило решение президента Байдена завершить самую долгую в истории США войну к 11-му сентября, двадцатилетию масштабной трагедии – теракта в 2001г, ставшего по большому счету началом афганской эпопеи Америки. Такое мнение Координатора программ Армянского Института международных отношений и безопасности Рубена Меграбяна можно читать на страницах Аналитикон.

«Сказать, что это мощный ущерб для репутации Америки – ничего не сказать. Действительно, соблазн большой – провести параллели картин эвакуации американцев из Афганистана с Сайгоном в 1975 году. Однако если вьетнамская драма завершилась в силу военного поражения союзника США – Южного Вьетнама, из которого не получилось сделать бастиона борьбы с коммунистической угрозой по типу Южной Кореи, противостоящей КНДР, то в Афганистане, по сути, военного поражения и вовсе не было, да и союзник, собственно, никакой. Проблема была в смысле продолжения военного и политического присутствия США в стране, обошедшегося в триллион долларов. Сумма, по эквиваленту сопоставимая с Планом Маршалла для всей Западной Европы, заново сделавшего к 1955 году Западную Германию экономическим лидером и локомотивом Европы, ставшим затем базисом для НАТО, ЕС и трансатлантического союза, сделавшего свободу и демократию необратимой, однако в такой стране как Афганистан, проблем просто не решила, разве что загнала вглубь некоторые из них, имея дело с несостоятельным государством. Точно так же, как русские с «социализмом» там же в 80-ые ХХ века.

Какое это может иметь к нам отношение? Конечно, в представлениях нашего обывателя «Афганистан – это далеко», а еще «у нас самих проблем невпроворот, и нам не до афганских проблем, кто затеял – пусть у того и голова болит».

Однако, прежде всего, Афганистан – это восточный сосед нашего южного соседа – Ирана, страна персидской культуры, стало быть, это не так уж и далеко. Точно так же Россия тоже ведь не «даль» какая-то, а сосед нашего соседа, как, к примеру, и Греция.

Во-вторых, двадцать бесцельно прошедших лет так и не привели страну к модернизации, но зато обозначили текущий тренд в трансформации мусульманских обществ, и это явно не стремление к секуляризму и модернизации, а как раз наоборот – к большей клерикализации, радикализации и даже архаизации и регрессу. Даже «пример», одновременно «витрина», «история успеха» прогресса в мусульманском государстве, какой считают Турцию, и там – все на поверхности: все изменения в стране в период правления Эрдогана – туда же. Для нас это не абстракция, для нас это непосредственно окружающая среда безопасности.

В-третьих, непосредственное соседство Афганистана с центрально-азиатскими странами – Туркменистаном, Узбекистаном, Таджикистаном, а также наличие соответствующих этнических меньшинств в стране, которые являются государствообразующими в ее соседних странах, не может не повлиять на их дальнейшую судьбу. А это, в свою очередь, вызов для еще двух центральноазиатских государств – Казахстана и Кыргызстана, и, конечно, России, которой так и снятся постоянно заговоры в виде «ударов в подбрюшье». В напряжении также Иран, Китай, Индия, и каждый имеет свои вполне резонные причины. С другой стороны, во всяком случае на момент написания статьи, Саудовская Аравия, ОАЭ и Турция уже признали новую власть в Афганистане. А Катар, ставший убежищем и идеологическим плацдармом для более или менее умеренного «политического крыла» «Талибана» после лишения власти, пока публично не высказывается и только наблюдает с оглядкой, зато Эрдоган объявил о готовности принять в Анкаре лидеров «Талибана». При этом Китай, Россия, Пакистан, Турция считают, что они «в плюсе» после ухода США, и работают над наведением новых мостов, а Индия, как и Европа и США – считают, что они «в минусе». Иран же пристально наблюдает с довольно сдержанным, но оптимизмом.

У нас же есть свои резоны считать, что августовские события в Афганистане вносят значимые коррективы в иерархии приоритетов важных международных партнеров Армении. Конечно, сказать, что события в Афганистане напрямую затрагивают интересы Армении – это не так, там нет армянского бизнеса, и, в отличие от многих мусульманских стран, там нет и армянской общины, а армянский контингент в составе НАТО ранее завершил свою миссию. Однако возможные последействия августа 2021 года способны ударить довольно далеко от Афганистана и дойти до нас и нашего и без того неспокойного региона не напрямую, а как следствие возможного дисбаланса или даже иллюзий у некоторых субъектов о якобы дисбалансе, что намного опаснее.

С 2014 года после российского вторжения в Украину стало очевидно, что миропорядок, сложившийся после Холодной войны, больше не существует, а ценностный кризис либеральной демократии по своим масштабам не уступает 20-30-ым годам прошлого века, когда появились недоучившиеся закомплексованные диктаторы, возомнившие себя «успешной альтернативой загнивающему Западу». И стало очевидно, что до нового миропорядка далеко, а то, что есть – укладывается в цитату из русской классики: «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», а еще в русскую пословицу: «кто смел, тот и съел». И афганские события августа 2021 года вполне укладываются в рамки вышеописанного.

Да, это может вдохновить некоторых сегодняшних диктаторов, которым может показаться, что уход Америки из Афганистана равнозначен закату Америки, стало быть, впредь им все дозволено, даже то, что не было дозволено до 15 августа. Но ведь никуда Америка, собственно, и не «закатывается», Америка оптимизирует свои «активы» – военные, политические, экономические и др. Америка просто закрывает коррупционную «лавку», которая оказалась нежизнеспособной и доказала свою нежизнеспособность тем, что в течение недели рассыпалось все, что пестовалось в течение 20 лет.

Более того, в рамках той же оптимизации вполне разумно после бесцельной траты целого триллиона не распечатывать второй, а остановиться, тем более, если учесть, какие траты предстоят в США для модернизации всей американской инфраструктуры – на 1,2 трлн долларов. А провозглашенный курс на борьбу с коррумпированными авторитарными режимами ведь никто не отменял, как и оценку, что они – угроза национальной безопасности США! Да, в Америке тоже считают, что августовские перемены в Афганистане – это неудача, но не катастрофа, есть фрустрация и выбор между плохим и катастрофическим. И, как у Макиавелли, наименьшее из зол почли за благо. Тем более что есть намного перспективные и «благодарные» направления, куда можно вкладываться гораздо успешнее в русле объявленной президентом Байденом стратегии.

А пока Америка не только не уходит в изоляционизм, не выражает намерений передавать обслуживание своих интересов сомнительным «партнерам» и «друзьям» типа эрдогановской Турции, а наоборот, как революционно-демократическая страна, ликвидирует последствия трампизма – восстанавливает трансатлантический союз, подписывает с Британией обновленную 80 лет спустя Атлантическую хартию, восстанавливает единство в НАТО и в рядах тихоокеанских и азиатских союзников, формирует и представляет альтернативный китайскому «один пояс – один путь» проект совместно с G7, с уверенностью глядя в будущее в условиях одновременно происходящих четырех глобальных революций, в которых она несомненный лидер – в информационной, телекоммуникационной, энергетической и четвертой индустриальной, ясно понимая, что время работает на нее исторически.

Можно считать, что не произошло ничего, и вряд ли произойдет нечто, что заставит нас свернуть безальтернативный курс на демократическую модернизацию Армении, на диверсификацию всех политик. Тем самым, сейчас время исправления ошибок прошлого и добросовестного выполнения всех «домашних заданий», чтобы время исторически работало и на нас. А афганские события повышают для нас цену ошибок, которые мы не должны совершать».