Политика

Вопреки эпидемии COVID-19 в нескольких городах Казахстана проходят митинги

В Алматы, Нур-Султане и нескольких других городах 6 июня полиция заблокировала подходы к площадям, которые оппозиционные группы обозначили в качестве мест проведения протестных акций. Власти заявили, что проводят «дезинфекцию». Задержаниям по Казахстану подверглись десятки человек.

На первые митинги после снятия режима чрезвычайного положения из-за вспышки коронавируса и вступления в силу нового спорного закона о мирных собраниях в Алматы, Нур-Султане, Шымкенте и регионах вышли в общей сложности свыше сотни людей. К проведению протестных акций в казахстанских городах в этот день призвали две разные оппозиционные структуры — инициативная группа по созданию Демократической партии во главе с активистом Жанболатом Мамаем и движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), созданное бывшим банкиром и оппозиционером Мухтаром Аблязовым, который живет за границей. Повестка митингов — кредитная амнистия, освобождение политических заключенных, требование запрета на продажу земель иностранцам.

Площадь перед Дворцом Республики в Алматы с утра оцепили, выставив по периметру сотрудников спецподразделения полиции. Автомобильное движение в ближайшем квартале перекрыли. Репортеры Азаттыка были очевидцами задержания нескольких человек до начала протестной акции.

К 11 часам по местному времени сюда стянулись десятки человек Людей не пропустили. Чиновники и полицейские заявили, что «проводится дезинфекция», и призвали людей расходиться. Они не вняли призывам.

«Мы вышли, чтобы защитить свою землю. Пусть нас пропустят, мы озвучим свои требования и уйдем», — сказал один из пришедших, мужчина средних лет.

«Мне просто обидно за Казахстан. Я хочу мяса, не могу купить, у меня пенсия 44 тысячи», — подхватила пожилая женщина.

Позже на место прибыл Жанболат Мамай, глава инициативной группы по созданию Демократической партии. «Свободу политзаключенным! У нас мирный митинг. Земля принадлежит народу», — прокричал он. В руках его сторонников были плакаты «Мұнай мен газға баймыз, ал халық неге кедей?», («Мы богаты нефтью и газом, так почему же народ нищий?»), «Жер шетелдіктерге сатылмасын, жалға берілмесін» («Нет продаже и передаче земли иностранцам»). Они призывали освободить Макса Бокаева, атырауского активиста, которого поместили под стражу в 2016 году и приговорили к пяти годам тюрьмы после массового митинга против правительственной земельной реформы, предусматривавшей передачу земли в аренду иностранцам на длительный срок (власти приостановили поправки к земельному кодексу на фоне протестов).

Заместитель акима Алматы Ержан Бабакумаров сказал, что акция не согласована. Мамай и его соратники парировали, что подали уведомление в акимат за 10 дней. Бабакумаров возразил, что новый закон, который предусматривает «уведомительный характер» митингов (правозащитники критикуют закон как не соответствующий международным стандартам, акцентируя внимание на том, что у властей по-прежнему остается много инструментов для запрета мирных собраний) вступил в силу 6 июня.

О незаконности собрания заявил и заместитель прокурора города Мурат Тлеубердиев, который сказал, что в стране более 12 тысяч случаев заражения COVID-19 и что массовые мероприятия в условиях карантина запрещены.

Вскоре группа пришедших на митинг людей оказалась в плотном кольце силовиков сотрудников спецназа (они простояли так около четырех часов, бойцы СОБРа расступились и сняли оцепление по призыву заместителя акима города, который просил собравшихся не продолжать акцию и разойтись по домам).

За этим кольцом остались еще десятки других протестующих. Они сказали Азаттыку, что были очевидцами попытки протестов в других районах Алматы и задержаний на пересечении проспектов Абая и Гагарина, откуда они пришли к проспекту Достык.