Политика

Эксперт: «добро» из Еревана недостаточно для победы в Арцахе

Кто главные фавориты президентской гонки в Арцахе? Чем обусловлен союз между Масисом Маиляном и Самвелом Бабаяном? У кого из кандидатов есть «добро» из Еревана? За кого нынешние власти Арцаха во главе с президентом Бако Саакяном? Не грозит ли им участь старых властей Армении после выборов? На эти и другие вопросы ИАЦ VERELQ ответил политтехнолог Виген Акопян.

В числе главных фаворитов президентской гонки в Арцахе в основном упоминаются Араик Арутюнян, Масис Маилян и Виталий Баласанян. За победу будет бороться эта тройка или можно ожидать какого-то сюрприза?

Я считаю, что пока, хотя бы на старте агитационной кампании, не тройка, а четверка. К упомянутым кандидатам я бы ещё добавил Ашота Гуляна. Нужно все-таки зафиксировать, что это первые выборы в Арцахе после смены власти, когда у очень многих появляются новые возможности, или, по крайней мере, иллюзии, что появились новые возможности.

Второй очень важный момент — в один день пройдут и президентские, и парламентские выборы. Это даёт возможность маневра для тех, кто является и кандидатом в президенты, и участвует со своей политической силой в парламентских выборах. Они могут приобрести или уже приобрели договорённости на будущее для разных этапов. Эти выборы взаимосвязаны, и именно поэтому я считаю, что нужно говорить о четырёх кандидатах.

Конечно, каждый из них имеет разные шансы, стартовые возможности, но если мы не исключаем второй тур выборов, то в этом случае кандидаты, претендующие на второе место, могут расположиться в пределах статистической погрешности. И никто сейчас не знает, какая в реальности у каждого поддержка. Хотя, конечно, есть кандидат, который хочет избежать лишней головной боли и закончить все в первом туре.

Это Араик Арутюнян?

Да. Конечно его ресурсы и то, что он уже долго работает, даёт ему возможность быть лидером. Но это ещё не означает, что он может обеспечить победу в первом туре. И не означает, что если человек считает, что у него есть «добро» из Еревана, то это достаточно для победы в Карабахе. Там у избирателей совершено другая ментальность.

Поэтому я считаю, что если кандидаты, занявшие второе, третье и четвёртое места могут расположиться в районе статистической погрешности в 2-4 процентах, трудно угадать, кто это будет.

У того же Масиса Маиляна и Ашота Гуляна электораты, в какой-то степени, пересекаются. У Маиляна имидж продвинутого, проевропейского, прозападного политика. И часть степанакертского электората, в частности, молодёжь, может пойти за ним. Но его союз с Самвелом Бабаяном может сыграть не только положительную роль, в частности связанную с появлением у Маиляна структур, но в имиджевом плане, касающемся удовлетворения потребностей традиционного электората, могут быть и проблемы. В этом случае часть электората Маиляна может уйти к Гуляну. У которого, если посмотреть его избирательный список, почти вся молодёжь.

Чем все-таки обусловлен странный союз Масиса Маиляна и Самвела Бабаяна? В этом союзе для Маиляна больше плюсов или минусов?

Я думаю, это немного рискованный союз. Понятно, что у Масиса Маиляна есть имиджевое преимущество. Конечно, немного странно, что, будучи представителем власти ему все же удалось внушить части электората, что он не был всей душой представителем этой власти. По крайней мере, ему и его команде это удалось — внушить части электората, что он и был властью, и не был.

У него был имиджевый ресурс, но, по моему мнению, совершено не было других ресурсов, в частности структур, а также финансов. И на этом фоне Самвел Бабаян, ведший долгие переговоры с другими силами, в частности с Араиком Арутюняном, и не нашедший с ним общий язык, мог сделать предложение и предложить то, что чего не было у Маиляна. Надо также помнить, что у Бабаяна есть своя политическая сила, которая участвует в парламентских выборах. Фактически Самвел Бабаян предложил имеющему имиджевый ресурс Маиляну получить то, чего у него не было: структуры, а также, по всей видимости, приплюсовать те финансы, что есть у Бабаяна, к ресурсам Маиляна.

По моему мнению, нельзя однозначно сказать, что это даст сильное преимущество, что их электораты автоматически приплюсуются. Я в этом сомневаюсь.

Вы сказали про «добро» из Еревана. Но есть ли у кого-то из кандидатов такое «добро»? Против кого точно Ереван — мы видим. Но кого из кандидатов поддерживают армянские власти?

Мы сейчас однозначно видим, против кого Ереван. Хотя надо и это отметить, что тот человек, против кого выступает Ереван — Виталий Баласанян – в последнее время смягчил свою позицию, как в отношении официального Еревана, так и, в частности, возглавляющего новую армянскую власть Никола Пашиняна. Ранее тональность его выступлений была намного более жёсткой и таргетированной по многим вопросам. Смягчение его позиции и риторики конечно обусловлено предвыборными маневрами. Если судить по его заявлениям и некоторым месседжам, его сторонникам, пытаются донести до властей Армении идею, что хотя бы пусть будет разделение ролей. Типа, хотя бы пустите во второй тур, чтобы в переговорном процессе суметь сказать, что в Арцахе сильны сторонники жёсткой позиции.

Что касается «фаворитов» Еревана… Минимум два кандидата, поддерживающие их сторонники и медиаресурсы не упускают случая, по крайней мере, на уровне информационных утечек заявить, что они и есть эти кандидаты. Это Араик Арутюнян и Масис Маилян. Ереванские аналитики говорят, что это кандидаты различных влиятельных сегментов властной команды.

Факт в том, что они к этому стремятся, себя так представляют, что у них есть «добро» от нынешних властей в Ереване. И пытаются представить так, что наилучшим вариантом для ереванских властей будет именно их выход во второй тур, чтобы Ереван гарантировано получил «кандидата своего сердца».

Непонятна позиция нынешних властей Арцаха во главе с президентом Бако Саакяном? За кого они?

Я думаю, команда президента до конца будет заинтересована в том, чтобы избирательный процесс прошёл насколько возможно чисто. Чтобы затем этот козырь — что они обеспечили демократичность выборов… То есть они гаранты сейчас нормальных выборов в Карабахе.

А нет у них опасений, что после выборов их постигнет та же участь, что и бывшие власти Армении? Особенно в случае победы тандема Маилян-Бабаян?

Я не могу дать никаких гарантий. Потому что не всегда шаги, которые предпринимаются действующими властями Армении, предсказуемы. И не всегда они политически мотивированы. Они могут быть мотивированы в каких-то других аспектах, но они не всегда умещаются в рамки политической логики и мотивации.

Гарантировано об этом никто не может говорить. Даже если сам Пашинян пообещает Бако Саакяну гарантировать такое, я бы на 100% на это не надеялся бы. Практика — показывает, жизнь показывает, что не всегда то, что кажется обговорённым на 100%, в Армении действует при нынешних властях.

Может ли быть какой-то форс-мажор, который повлияет на выборы? Например, обострение на линии соприкосновения?

Форс-мажоры, которые могут быть в мире или в нашем регионе, например, формально, коронавирус, могут натолкнуть некоторых на мнение, что сейчас тот момент, когда можно «в мутной воде поймать рыбку». Я не исключаю всего этого. Потому что, мы видим очень много стран, где элементарные цифры с заболевшими наводят панику. Поэтому никто не сможет сказать, что будет дней через 20. И цены на нефть, и ситуация с коронавирусом, и что-то назревает в Сирии, где все договариваются, но не до конца… Получается — все может быть. Регион такой.

Я вообще думаю, что Арцах, и, почему бы и нет, власти Армении больше всего озабочены тем, чтобы эти выборы прошли на достаточно нормальном уровне. И чтобы не было больших потрясений и в процессе выборов, и особенно после них.

Айк Халатян

Источник: Verelq
Подписывайтесь на наши соцсети: Telegram | YouTube | Facebook | YouTube

AnalitikaUA.net