Аналитика

Давида Бабаяна представил этапы эволюции независимости Арцаха

К 97-летию образования Нагорно-Карабахской Автономной области NEWS.am публикует в двух частях статью советника президента Республики Арцах, доктора исторических наук Давида Бабаяна «Роль и место Нагорно-Карабахской Автономной Области в истории армянской государственности». (часть первая)

7 июля 1923 года, 97 лет назад, была образована Нагорно-Карабахская Автономная Область (НКАО). Эта страница истории карабахской (арцахской) государственности, по понятным причинам, до сих пор является одной наиболее политизированных. Между тем, НКАО представляет достаточно специфический период истории армянской карабахской государственности, которая дает ответы на целый ряд важнейших ответов не только прошлого, но и настоящего и будущего.

Итак, рассмотрим геополитические аспекты образования, существования и эволюции Нагорно-Карабахской Автономной Области. Для создания или образования какого-либо государственного образования должны быть соответствующие основания и/или цели. Бывает так, что образования создаются с нуля, искусственно, не имея соответствующих исторических, культурных, этно-национальных основ. В таком случае они создаются для осуществления важнейших стратегических целей, т.е. материализуются геополитические амбиции внешних и внутренних сил. Создание в 1918 году Азербайджана в Закавказье было именно реализацией геополитических амбиций, ведь исторический Азербайджан, являющийся частью Ирана, никакого отношения к Закавказью не имел.

В других случаях образование или формирование какой-либо государственной единицы имеет столь веские основания, что оно в какой-то степени даже безальтернативно. Эта своего рода историко-политическая легитимность. Образование НКАО принадлежит именно к данной категории.

Говоря о геополитических амбициях и легитимности, т.е. целях и основаниях образования тех или иных государственных образований, необходимо отметить, что вне зависимости от эмоциональной составляющей, они обе являются ключевыми компонентами геополитики и в данной плоскости каждая из них имеет свое воздействие политику разных центров силы и геополитических игроков как внутренних, так и внешних.

Для более полного понимания этих аспектов необходимо сперва вкратце рассмотреть процесс создания Азербайджана в Закавказье. Как известно, и как уже было отмечено, на Кавказе никогда не было образования под названием «Азербайджан». Появление данного образования в Закавказье было результатом глобальных геополитической конкуренции, появлением идеологии пантюркизма и попытками ее практического осуществления. Только Первая мировая война и Октябрьская революция в России создали условия для того, чтобы предпринять попытки объединения тюркских народов Закавказья, Кавказа, Ирана и Средней Азии путем захвата этих территорий турецкой армией появилась.

Первичным звеном осуществления пантюркистких планов представал Кавказ. Именно в данном контексте в Восточном Закавказье и была создана страна под названием «Азербайджан», которая никакого отношения к историческому Азербайджану, известному также как Атрпатакан или Атропатена не имела. Цель была одна – если есть кавказский и иранский Азербайджаны, то они должны объединиться, а это объединенное образование Турция намеревалась присоединить к себе и выйти в Среднюю Азию и таким образом создать единое пантюркистское государство. Создание «Азербайджана» в Закавказье также давало возможность Турции захватить бакинскую нефть, на долю которой тогда приходилось 95% нефтедобычи Российской империи.

Однако образование в Закавказье Азербайджана кроме создания пантюркистской державы предусматривало и включение в ее состав Ирана. Дело в том, что исторический Азербайджан на протяжении достаточного долгого времени был духовно-политическим центром Ирана. Именно исторический Азербайджан стал ядром возрождения иранской государственности в эпоху Сефевидов. Понятно, что контроль над историческим Азербайджаном на порядок увеличивал возможность контроля над всем Ираном, причем не только с политической, но и с историко-психологической точки зрения. В последнем случае пантюркисты получали возможность легитимизировать свои претензии на весь Иран, представив историю этих государств, для которых этническая принадлежность не играла никакой роли и которые враждовали как между собой, так и с османами, в качестве монолитного тюркского наследия.

Контроль над историческим Азербайджаном и завоевание Ирана привело бы к колоссальным геополитическим трансформациям, в частности — к созданию единого мусульманского суннитского пояса от Мраморного моря до Китая, Сибири, Индии и Индонезии. Был бы уничтожен шиизм, образовалось бы единое исламское пространство. На протяжении веков одним из главных препятствий на этом пути был именно шиитский Иран и его завоевание привело бы к неизбежному глобальному религиозному конфликту с непредсказуемыми последствиями.

Таким образом, новый Азербайджан в Закавказье становился главным стратегическим звеном, способным решать одновременно несколько грандиозных геополитических задач.

Новосозданное государство Азербайджан в Закавказье сразу попыталось захватить практически все Закавказье, чтобы стало иметь обширную сухопутную границу со своей «суррогатной матерью» — Турцией. Так и возник Карабахский вопрос. И дело здесь не в том, что это государство не имело никаких на то оснований. Механизм был запущен. Новое «геополитическое дите» родилось, и дальнейшие процессы уже изменили всю историю Закавказья, Ближнего Востока и армянского народа, в частности, его карабахского сегмента.

Однако Карабах, как известно, не признал притязания Азербайджана и с распадом Российской империи, с 1917 по 1920 фактически был самоуправляемым государственным образованием. Причем Карабах международным сообществом был признан спорной территорией, т.е, в принципе, он в качестве определенной, пусть даже спорной единицы, получил своеобразное признание.

Советизация региона создала новую, не менее сложную ситуацию в регионе. Установление контроля над новосозданным Азербайджаном было одним из ключевых геополитических императивов государства Советов, от которого, без преувеличения, зависела дальнейшая судьба первого в мире социалистического государства. Как указывал Сталин, Центральная Россия, этот очаг мировой революции, не может долго держаться без помощи окраин, изобилующих сырьем, топливом, продуктами продовольствия. После потери Баку в сентябре 1918 года, Советская Россия оказалась в сложнейшей экономической ситуации, буквально наступил топливный голод.

Одним из ключевых вопросов было преодоление топливного голода в Советском государстве, которое получило доступ к стратегически важнейшему Бакинскому нефтяному району. Естественно, что контроль над бакинской нефтью оказал важнейшее значение на победу большевиков в Гражданской войне и в борьбе с иностранной интервенцией, a также экономического развития советского государства.

Включение Закавказья в состав Советского государства создало весьма благоприятную геополитическую ситуацию для большевиков, дала им возможность укрепить безопасность страны и проводить наступательную внешнюю политику, в частности, на Востоке. И здесь особая роль отводилась Азербайджану. Важность данной республики подчеркивали практически все лидеры Советского государства, в том числе и В.И.Ленин. Г.К.Орджоникидзе, называл Красный Азербайджан «ключом к мусульманскому Востоку».

Большевики были уверены, что именно под влиянием победы Советской власти в Азербайджане усилится революционное движение в Персии и Турции, которые боролись против империалистов Антанты за национальное освобождение. Как писал Ленин, «симпатии к Советской России растут тем больше, чем больше мы помогаем независимой Азербайджанской республике вести правильное освобождение мусульманских крестьян». Как указывал С.М.Киров: «На другой день организации Советской власти здесь, в Азербайджане, тов. Ленин говорил, что из этой страны мы должны сделать образцовую во всех отношениях республику для народов Востока».

В таких сложнейших геополитических условиях, где ставки явно были в пользу Азербайджана, Армении и Карабаху необходимо было противостоять достаточно опасным вызовам. А ситуация была действительно сложной. Армения, потеряв более половины территории, значительный процент населения которой составляли беженцы, оказалась в ситуации, когда была реальная угроза потери дополнительных частей исторической родины. Зангезур, Нахиджеван, Карабах и ряд других регионов стали мишенью Азербайджана и ареной ожесточенной борьбы.

Но, Карабах, как уже отмечалось, имел столь вескую историко-политическую легитимность, чтобы не быть поглощенным новосозданным Азербайджаном и раствориться в нем. Это прекрасно понимали и в самом Азербайджане и большевистское руководство. Поэтому началась весьма сложная борьба относительно будущего Карабаха. Конечно, карабахцы упорно боролись за воссоединение с Матерью-Арменией, считая это естественным и единственно правильным решением.

Даже, когда в Азербайджане была установлена Советская власть, а Армения была еще независимой и антисоветской, Советская Россия не признала Карабах, Зангезур и Нахиджеван частью Советского Азербайджана. Так, 10 августа 1920 года между РСФСР и Республикой Армения было достигнуто соглашение, согласно которому Советская Россия, признавая независимость и полную самостоятельность Армении, занимала спорные территории, в том числе и Карабах. При этом констатировалось, что занятие советскими войсками спорных территорий, в том числе и Нагорного Карабаха, не предрешает вопроса о правах на эти территории Республики Армения или Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Будущее этих регионов должно было решаться на основах, которые будут установлены мирным договором в будущем.Таким образом Советская Россия формально не нарушила решения Лиги Наций и первоначально не передала Карабах Азербайджану, несмотря даже на то, что последний был уже советским, а Армения, как уже отмечалось, была союзником Антанты.

После установления Советской власти в Армении Советский Азербайджан сделал ряд важных заявлений по вопросу Карабаха и Зангезура. Одно из них имело следующий текст: «Советский Азербайджан, идя навстречу борьбе братского армянского трудового народа против власти дашнаков, проливавших невинную кровь наших лучших товарищей коммунистов в пределах Армении и Зангезура, объявляет, что отныне никакие территориальные вопросы не могут стать причиной взаимного кровопускания двух вековых соседних народов: армян и мусульман; трудовому крестьянству Нагорного Карабаха предоставляется полное право самоопределения, все военные действия в пределах Зангезура приостанавливаются, а войска СоветскогоАзербайджана выводятся».

3 июня 1921 года Кавказское Бюро Центрального Комитета Российской Коммунистической Партии большевиков (КавбюроЦК РКП (б)), в заседании которого принял участие также и руководитель Советского Азербайджана Нариманов, единогласно решило: «Указать в декларации Армянского правительства о принадлежности Нагорного Карабаха Армении». Согласно этому решению Кавбюро правительство Советской Армении 12 июня принимает декрет, в котором говорится: «На основании декларации Ревкома Социалистической Советской Республики Азербайджана и договоренности между Социалистическими Республиками Армении и Азербайджана провозглашается, что отныне Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Социалистической Советской Республики Армении».

Затем, как известно, 4 июля 1921 года КавбюроЦК РКП (б)) признало Нагорный Карабах частью Армении и постановило включить регион в состав Армянской Советской Республики. Но на следущий день тем же органом было принято противоположное решение и Нагорный Карабах был передан Советскому Азербайджану с предоставлением широкой областной автономию садминистративным центром в городе Шуши.

Принятие именно такого решения было результатом влияния геополитических факторов. Многие твердят, что это было сделано под давлением Сталина, но личностные факторы, которые если даже и имели место, не могли здесь играть решающую роль. Карабах не мог быть растворен в новосозданном Азербайджане, как уже отмечалось. Слишком сильна была его историческая, политическая, этнонациональная специфика и легитимность, чтобы все это игнорировать. С другой стороны, геополитическая важность Азербайджана как с точки зрения энергетической базы Советского государства, так и распространения революционных идей в мусульманском мире, требовала предоставлению этому государственному образованию геополитических «преференций», что и было сделано. Поэтому добились некого геополитического компромисса. Нагорный Карабах был включен в состав Советского Азербайджана, но в качестве отдельного государственного образования, пусть даже автономного.

Более того, именно НКАО была одним из самых действенных механизмов воздействия на Азербайджан и недопущения его возможного дрейфа к соперничащим геополитическим полюсам, тем более, что в этой республике существовали серьезнейшие вопросы, связанные с формированием титульной нации, которая все еще не была сформирована, более того подерглась определенным существенным трансформациям. Если до вхождения в состав Российской империи мусульманское население, как тюркское, так и ираноязычные и горские народы Восточного Закавказья назывались мусульманами или персиянами, в Российской империи ююрки они стали кавказскими татарами, то в СССР превратились в тюрков Советского Азербайджана. Азербайджан вплоть до 1936 года был единственной в СССР советской республикой, название которой не было производным от названия титульной нации, как например Грузия — грузины, Россия — русские и т.д. Естественно, что отсутствие монолитной идентичности у титульной нации могло легко воздействовать на ее геополитические предпочтения, что надо было пресекать на корню. И здессь одна из ключевых ролей принадлежала именно Карабаху.

Таким образом образование НКАО было продиктовано как наличием веской историко-политической легитимностью, так и геополитическими целями и задачами стратегического характера. Кстати, в самом решении КавбюроЦК РКП (б) эти контуры ясно просматриваются. В качестве причины включения Нагорного Карабаха приводится следущая формулировка: «Исходя из необходимости национального мира между мусульманами и армянами иэкономической связи Верхнего и Нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном. Именно «постоянная связь» с Азербайджаном давала возможность поддерживать в регионе соответствующий геополитический баланс. Именно этому одним из важнейших событий в области административного деления и внутреннегостроительства Азербайджана советские власти считали образование автономной области НагорногоКарабаха. Естественно, что языком сношения с Автономной Карабахской областью был признан армянский.

Таким образом, была образована Нагорно-Карабахская Автономная Область, одна из трех наряду с Армянской ССР и Нахиджеванской АССР армянских государственных образований, один из компонентов армянской государственности. НКАО должна была иметь свою конституцию, к столице области городу Шуши должна была быть подведена железная дорого из Евлаха. Но ни то и ни другое не было осуществлено. Власти Азербайджана, учитывая стратегическое положение Шуши, опасаясь, что город, вновь став столицей Карабаха, возродится и они потеряют его, добились того, что столицей стал маленький населенный пункт Ханкенди, ставший впоследствии Степанакертом.

Более того, в состав автономной области вошли не все части Нагорного Карабаха. Надо сказать, что с понятием «Карабах» и «Нагорный Карабах» тогда были определенные административно-политические проблемы. Дело в том, что тогда были некоторые несоответствия исторического и административно-территориального понятиий «Карабах» и «Нагорный Карабах». Под Карабахом в основном понималась территория бывшего Карабахского ханства, составлявшая более 26 тыс. кв. км. Оно включало в себя части территорий исторических армянских провинций Архах, Сюник, Утик и Пайтакаран. После присоединения к Российской империи, ханство стало Карабахской провинцией, которая затем также была расформирована. К моменту распада Российской империи большая часть бывшей Карабахской провинции была в составе Елизаветпольской губернии и состояла из четырех уездов – Шушинского, Джеванширского, Корягинского или Джебраильского и Герусинского (Горисского). Часть территории же провинции Мильская равнина была в составе Бакинской губернии. Но, ряд территорий Карабахской провинции, а также не входившие в состав данной провинции северные сегменты исторических армянских провинций Арцах и Утик (Шаумян, Геташен, Чардахлу и т.д.) были частью Елизаветпольского и Казахского уездов.

Поэтому на момент образования НКАО, говоря о Карабахе, имели ввиду, в основном, Шушинский, Джеванширский и Джебраильский уезды, отчасти Герусинский. С Нагорным Карабахом было даже более проблематичнее. Ведь Северный Арцах или Северный Нагорный Карабах (уже упомянутые Шаумян, Геташен, Чардахлу и т.д.) всегда были частью карабахского сегмента армянской государственности. Большая часть этих территорий была также в составе самоуправляющегося Архаца в 1917-1920 гг.

Здесь была определенная неопределенность, которая иногда присутствовала и в ряде официальных директив. Так, в одном из документов было указано, что весь Нагорный Карабах должен был быть выделен в самостоятельную административную единицу. Но что же надо было понимать под Нагорным Карабахом? Сейчас задним числом можно об этом спорить, но, факт лишь в том, что не весь исторический Нагорный Карабах получил статус автономии, не на всей его территории была образована армянская государственность. В состав НКАО вошла лишь 1/6 часть Карабаха и около трети исторического Нагорного Карабаха.

(Продолжение во второй части публикации).

Источник: News.am
Подписывайтесь на наши соцсети: Telegram | YouTube | Facebook | YouTube

AnalitikaUA.net