Политика

Резня как сигнал к действию: Ближний Восток вступает в новую фазу

Ближний ВостокAnalitikaUA.net. Главное событие ближневосточной повестки последних недель – страшная резня, устроенная международными наемниками на севере Сирии. Окружив несколько сел, населенных курдами, боевики террористических группировок, воюющих с президентом Башаром Асадом, хладнокровно уничтожили 450 мирных жителей, в том числе 120 детей.

Эта изуверская жестокость, как считают наблюдатели, объяснялась яростью, в которую впали террористы после ряда поражений, понесенных от правительственных войск и курдских ополченцев, которые формально в гражданскую войну не вступали, но жестко стояли на защите своих территорий на севере и северо-востоке Сирии. Кроме того, реакция на расправу с мирными жителями пришла из Ирака. Вернее, из де-факто независимого Иракского Курдистана, который располагает достаточно боеспособными, высокомотивированными, опытными и пассионарными вооруженными отрядами «пешмерга» («идущие на смерть»). Лидер иракских курдов Масуд Барзани уже заявил, что отряды полностью готовы выдвинуться на помощь соплеменникам из Сирии, причем даже с использованием бронетехники.

По мнению большинства экспертов, курдская резня может в корне изменить ход событий в макрорегионе от Магриба до Афганистана. Однако это событие, как и продолжающуюся третий год гражданскую войну в Сирии, нужно рассматривать исключительно в контексте региональных тенденций. Кратко и упрощенно столкнувшиеся в Сирии группировки и силы можно поделить на три части.

«Шиитская группа»: правящие в Сирии алавиты, ливанская проиранская группировка «Хезболла», правительство Ирака, руководимое шиитами, и Иран.

Им жестко противостоит «салафитская группа»: Катар (до недавней смены эмира), «Братья-мусульмане» в Египте и лично экс-президент Мухаммед Мурси, исламистское правительство Турции, а также непосредственно террористы из «Аль-Каиды» и «Джебхат ан-Нусра». За ними стоят правящие круги Великобритании, французские социалисты, американские неоконсерваторы и в некоторой степени Израиль.

Серьезные противоречия со второй группой имеет условная саудовско-американская группировка. Это нынешняя администрация США, королевская семья Саудовской Аравии и военные в Египте. Конечно, границы между второй и третьей группировкой достаточно размыты. В частности, по степени радикализма в сирийском вопросе саудовская династия едва ли уступит салафитам Катара или «Братьям-мусульманам». Однако есть существенное различие: саудовский королевский дом – это очень консервативная даже по мусульманским меркам сила, для Эр-Рияда самым большим кошмаром была и будет революция. А для ушедшего недавно эмира Катара, наоборот, революция была стихией, в которой это маленькое, но супербогатое и крайне амбициозное государство чувствовало себя как рыба в воде. Даже во имя торжества радикального ислама саудиты не хотят подпитывать революции, прекрасно помня о поговорке «Не рой другому яму». Именно поэтому королевская семья обрадовалась новости из Каира о свержении Мухаммеда Мурси. Это было колоссальное поражение Катара, чьим ставленником и были «Братья-мусульмане». Но в еще большей степени Саудовская Аравия возрадовалась возможности перехватить инициативу на сирийском направлении.

В те дни, когда США и Россия пикировались по поводу отмены визита Барака Обамы в Москву, в столицу РФ неожиданно отправился шеф саудовской разведки принц Бандар бин Султан. Как утверждают в многочисленных инсайдерских «сливах» западные и ближневосточные СМИ, эмиссар Эр-Рияда предложил Владимиру Путину ряд преференций в обмен на отказ от дальнейшей поддержки Башара Асада. Уточняется, что Москве было предложено три весьма заманчивых бонуса: усиление влияния России на Ближнем Востоке, отказ от строительства газопровода через Сирию – то есть отказ от конкурентного «Газпрому» проекта, а также крупный контракт на закупку российского оружия – на сумму 15 миллиардов долларов.

Прессу буквально лихорадило от этой новости. Во-первых, уровень визита не оставлял сомнений в серьезности намерений саудитов. Во-вторых, масштаб обещаний и приложенных цифр показывал, что роль России в регионе оказывается больше, чем этого хотелось бы архитекторам «арабской весны». В-третьих, стало окончательно ясно, что «победоносная» война против Асада не просто затянулась, но и захлебнулась. Правда, интрига вокруг поездки бин Султана в Москву длилась недолго. Все те же инсайдеры, а затем и эксперты в один голос заговорили о том, что Путин отклонил предложение саудовского гостя. Главное объяснение – Россия не намерена отказываться от своих позиций в регионе даже в обмен на столь щедрые посулы. «Потому что интересы на Ближнем Востоке стоят выше» — проходило красной нитью.

Позволю себе ненадолго отклониться от темы Ближнего Востока. Помнится, в июне секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев во время поездки в армянский город Гюмри, отвечая на вопрос местной журналистки о причинах поставок вооружений на миллиард долларов враждебному Армении Азербайджану, спокойно сказал: «Россия ведет торговлю со всеми странами». И добавил: «Любая страна может в рамках закона покупать у России оружие».

А что вы сейчас скажете, Николай Платонович? Выходит, что ради миллиарда долларов Россия не моргнув глазом продала оружие противнику своего союзника по ОДКБ, но отказалась от 15 млрд долларов в другой оружейной сделке? Значит, не любая страна может купить у России оружие – так, господин Патрушев?

Впрочем, объяснение этой избирательности российской власти найти можно. Ведь, строго говоря, Азербайджан не является враждебным России государством, и Москва при желании может отказаться от партнерства с Ереваном в пользу большего сближения с Баку. Да и повод есть – Армения, несмотря на российское давление, продолжает идти на сближение с Евросоюзом. То есть на Южном Кавказе у РФ альтернатива есть. А на Ближнем Востоке все намного сложнее – у России нет альтернативы Сирии. Эта страна с советских времен является военным партнером Москвы, а теперь там решается судьба региона, и в этой игре ставки настолько высоки, что даже сделка в 15 млрд долларов – просто несерьезный разговор. В общем, саудовская семья получила от ворот поворот, и обстановка, похоже, стала еще быстрее приближаться к нежелательной для «революционеров» отметке.

Дело в том, что резня курдов стала сигналом не только для самих курдов, до этого дня соблюдавших благожелательный Асаду нейтралитет и лишь оборонявших свою вотчину. «Проснулись» наконец и западные деятели. Например, первый замдиректора ЦРУ Майкл Моррел признал, что Сирия превращается в логово международных террористов всех мастей – и это при наличии запасов химического оружия у Асада! Уйди сирийский президент — и оружие массового поражения может оказаться в руках головорезов. Такой расклад не устраивает и саудитов. Да, они по-прежнему непреклонны в ненависти к Асаду и считают, что он должен уйти. Но, как показывает сам факт поездки шефа разведки в Москву, Эр-Рияд хочет решить вопрос закулисно, а не путем прямой военной интервенции, как того требует вышеуказанная салафитская группировка. Теперь, однако, и закулисный вариант не прошел – а Асад одерживает победу за победой. На данный момент ситуация не благоприятствует его противникам. Но и это уже не является главным. Как прозорливо отмечают некоторые эксперты, форсирование курдского фактора выводит на первый план давно вынашиваемую американцами идею полного переформатирования Большого Ближнего Востока. И в этой игре основную ставку США делают именно на курдов.

40-миллионный народ, не имеющий своего государства, гонимый соседями или в лучшем случае игнорируемый ими, обманутый турками в 1915 году, – те пообещали курдам землю и имущество армян в обмен на соучастие курдов в Геноциде – разве это не идеальный материал для грандиозного геополитического проекта? Собственно, и Иракский Курдистан был создан не без поддержки США, которые прочно зашли в регион — формально ради нефти, а на самом деле для своих больших планов. Иракские курды после резни своих соплеменников не смогут остаться в стороне. При этом турецкие курды тоже не будут сидеть сложа руки – они не могут не принимать во внимание, что Турция открыто поддерживает тех, кто хладнокровно вырезал 120 курдских детей. Сама Турция оказалась в крайне затруднительном положении, потому что главные союзники Анкары – Катар и египетские «Братья-мусульмане» — выброшены из процесса, и турки не могут в одночасье взять и поменять свою антиасадовскую риторику.

С другой стороны, и Башар Асад понимает, что восстановление мирной жизни и легитимизация его власти (он вполне может выдвинуться на выборах в 2014 году и победить) зависят от того, какую цену он готов за это заплатить. Отказ от курдских земель? Очень высока вероятность. Не исключен и полный, но выгодный многим раскол Сирии на государство алавитов, суннитов и курдов – то есть точь-в-точь повторение иракского сценария – сегодня эксперты говорят об этом достаточно уверенно. Словом, вечно неспокойный регион шаг за шагом, с восточной неторопливостью приближается к точке невозврата. Получение автономии сирийскими курдами и усиление роли Иракского Курдистана, закат Саудовской династии в силу преклонного возраста короля Абдаллы и серьезных противоречий в правящем доме, усиление Ирана и постепенное подтачивание государственности Турции – все это с каждым днем становится все более реальным сценарием.

И не нужно этому удивляться – ведь распался же Советский Союз, вызвав куда более серьезные геополитические трансформации в мире. Так что за Ближним Востоком «не заржавеет». Эрнест ВАРДАНЯН, europalibera.org