Политика

Рациональный, рассчитанный выбор

ES-i-Evraziyskiy-SoyuzAnalitikaUA.net. Визит президента Сержа Саргсяна 3 сентября в Москву, когда он после встречи с российским коллегой Владимиром Путиным неожиданно для многих заявил о намерении нашей страны вступить в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана, продолжает оставаться в центре внимания политиков, политологов и СМИ не только в Армении, но также в России, на Западе и на постсоветском пространстве. Мнения при этом высказываются совершенно разные, но можно заметить, что в целом решение армянского лидера воспринимается позитивно. И для этого есть все основания.

Народ спросили

Критики упрекают президента в том, что перед тем, как принять такое судьбоносное (а это действительно так) решение, надо было бы посоветоваться с народом. “А народ вы спросили?! — пафосно восклицают они. — Народ — против!” Между тем именно народ-то, в первую очередь, как раз — “за”. Народ спросили, и выяснилось, что большинство наших людей вполне одобряет принятый курс. Так, по данным “Интеграционного барометра ЕАБР-2013” (Евразийский банк развития), 67% граждан Армении положительно относятся к перспективе вступления страны в Таможенный союз, и только 5% населения категорически выступают против этого. Можно сказать, что Евразийский банк развития — структура заинтересованная, поэтому такие данные следует принимать с оговорками. Но вот иные, совершенно точные цифры. За прошлый год и первое полугодие нынешнего года в территориальных органах учета Федерального миграционного агентства России было поставлено около 800 тысяч (!) граждан нашей страны. Конечно, это не означает, что все они останутся в России, будут там работать. Но уж полмиллиона — наверняка. Причем работают армяне в основном в таких сферах, как строительство (47%), сфера услуг (более 20%), транспорт и связь (почти 14%). А в торговле армян менее 4%. Именно за счет этих гастарбайтеров в страну ежегодно поступает 80% частных переводов из-за рубежа. А это ни много ни мало — почти 3 млрд долларов: практически столько же, сколько составляет весь наш госбюджет. Спрашивается — как могут люди в подобных условиях выступать против дальнейшего тесного сотрудничества с Россией, против развития взаимодействия, которое, если уж говорить прямо, в буквальном смысле слова кормит сотни тысяч человек? А если к этому добавить, что и в самой Армении немало людей работает в организациях с российским капиталом (транспорт, связь, энергетика), либо так или иначе связаны с российскими военными структурами, то картина становится совершенно однозначной. К тому же вступление в ТС обещает новые многомиллионные инвестиции и проекты, связанные с самыми насущными сферами жизнедеятельности страны. 100 миллионов долларов — на проект по строительству транспортного коридора “Север — Юг”, полмиллиарда — на развитие железнодорожной инфраструктуры (а ведь это дорога Иран — Армения), “Роснефть” рассматривает возможность реанимации “Наирита”, “Росатом” будет участвовать в проекте, направленном на продление срока эксплуатации Армянской АЭС на десять лет. И что очень существенно — могут снизиться цены на газ. А если и не снизятся, то в обозримой перспективе уж точно не вырастут.
Не менее важно, что в рамках Таможенного союза еще более окрепнет наша система безопасности, а любые поползновения против Карабаха по существу становятся просто невозможными. Кстати, об истинном отношении народа к происходящему можно судить по численности протестных акций, в которых участвует несколько десятков человек. Вспомним, сколько людей вышло на улицы, когда мэрия решила поднять тариф проезда в маршрутках. Потому что то был насущный вопрос, а вступление в ассоциацию с ЕС — умозрительная перспектива. Словом, сегодня перед нами во весь свой неоспоримый рост встает старая истина, гласящая, что “бытие определяет сознание”. Опровергнуть ее еще никому и никогда не удавалось, не удастся и на сей раз.

Теперь все зависит от Европы

Вступление в Таможенный союз отнюдь не означает, что Ереван желает порвать связи с Евросоюзом. Напротив, Серж Саргсян особо подчеркнул, что Ереван привержен продолжению сотрудничества, которое много дало нам в вопросе совершенствования институциональной сферы.

Также и руководитель администрации президента Виген Саркисян заявил, что “парафирование Ассоциативного соглашения с Евросоюзом в рамках саммита “Восточного партнерства” в Вильнюсе все еще остается в политической повестке Армении”. Судя по всему, однако, в самом ЕС единства мнений по данному вопросу пока нет. В своем комментарии решения Армении вступить в ТС Еврокомиссия заявила, что “принимает во внимание очевидное желание Армении присоединиться к Таможенному союзу. Мы терпеливо ждем лучшего осознания со стороны Армении своих намерений и того, как она желает обеспечить совмещение этого (вступления в ТС. — Ред.) с обязательствами, взятых на себя Соглашением об ассоциации и Договором о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли. После окончания этих консультаций мы сделаем выводы о дальнейшем пути. Мы вновь хотим подчеркнуть, что Соглашение об ассоциации и Договор о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли — это основа выгодных для всех реформ, а не игра с нулевым результатом, и могут быть совмещены с экономическим сотрудничеством с членами СНГ”. Казалось бы, все отлично, однако еврокомиссар по вопросам расширения и соседства считает, что подготовленные для парафирования в Вильнюсе документы “несовместимы с членством Армении в Таможенном союзе”. Впрочем, и он оговорился — тесное партнерство будет поддерживаться настолько, насколько это будет возможно для ЕС и не станет противоречить членству республики в Таможенном союзе.
Что ж, наша позиция определена четко. И теперь все будет зависеть от самой Европы. Времени для раздумий достаточно — саммит в Вильнюсе должен состояться лишь в ноябре. NV.am