Политика

Почти сирийский вопрос

Сирийский вопросAnalitikaUA.net. Современный уровень взаимоотношений между Москвой и англосаксонским миром в определенной степени напоминает ситуацию после Второй мировой войны. Конечно, существует очень много и принципиальных различий, о которых, однако, в этом материале писать мы не будем. Обратим внимание исключительно на культурологический (цивилизационный) аспект противостояния, в чьих рамках и производится толкование понятий политического добра и зла. В политическом чреве жаркого лета 1945 г. уже зарождался эмбрион холодной войны. Сброс американцами атомных бомб на японские города стал катализатором процесса.

МЕСЯЦАМИ ПОЗЖЕ УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ СКАЖЕТ СКОЛЬ ВОСТОРЖЕННО, СТОЛЬ И ЦИНИЧНО: «Великая простота решений должна направлять и определять поведение англоязычных стран в мирное время, как это было во время войны. Было бы неправильным и неосмотрительным доверять секретные сведения и опыт создания атомной бомбы, которыми в настоящее время располагают Соединенные Штаты, Великобритания и Канада, Всемирной Организации, еще пребывающей в состоянии младенчества. Ни один человек ни в одной стране не стал спать хуже от того, что сведения, средства и сырье для создания этой бомбы сейчас сосредоточены в основном в американских руках. Не думаю, что мы спали бы сейчас столь спокойно, если бы ситуация была обратной и какое-нибудь коммунистическое или неофашистское государство монополизировало на некоторое время это ужасное средство».

В январе 1946 г. Иосиф Сталин выступил в Большом театре с речью, которая и поныне преподносится западными политтехнологами в качестве одной из главных причин, обусловивших неизбежность эскалации напряженности в отношениях двух миров. В частности, он сказал: «Было бы неправильно думать, что Вторая мировая война возникла случайно или в результате ошибок тех или иных государственных деятелей, хотя ошибки, безусловно, имели место. На самом деле война возникла как неизбежный результат развития мировых экономических и политических сил на базе современного монополистического капитализма. Марксисты не раз заявляли, что капиталистическая система мирового хозяйства таит в себе элементы общего кризиса и военных столкновений, что ввиду этого развитие мирового капитализма в наше время происходит не в виде плавного и равномерного продвижения вперед, а через кризисы и военные катастрофы. Дело в том, что неравномерность развития капиталистических стран обычно приводит с течением времени к резкому нарушению равновесия внутри мировой системы капитализма, причем та группа капиталистических стран, которая считает себя менее обеспеченной сырьем и рынками сбыта, обычно делает попытки изменить положение и переделить сферы влияния в свою пользу путем применения вооруженной силы».

5 МАРТА 1946 г. – ФАКТИЧЕСКИ СРАЗУ ПОСЛЕ СТАЛИНСКОГО ВЫСТУПЛЕНИЯ — бывший и будущий премьер-министр Великобритании Черчилль в Вестминстерском колледже Фултона произнес ответную речь, из которой, по словам Рональда Рейгана, и родился современный Запад.

Выдержки из этой речи: «Ни эффективное предотвращение войны, ни постоянное расширение влияния Всемирной Организации не могут быть достигнуты без братского союза англоязычных народов. Это означает особые отношения между Британским содружеством и Британской империей и Соединенными Штатами. У нас нет времени для банальностей, и я дерзну говорить конкретно. Братский союз требует не только роста дружбы и взаимопонимания между нашими родственными системами общества, но и продолжения тесных связей между нашими военными <…>

Могут вернуться времена средневековья, и на сверкающих крыльях науки может вернуться каменный век, и то, что сейчас может пролиться на человечество безмерными материальными благами, может привести к его полному уничтожению. Я поэтому взываю: будьте бдительны. Быть может, времени осталось уже мало. Давайте не позволим событиям идти самотеком, пока не станет слишком поздно. Если мы хотим, чтобы был такой братский союз, о котором я только что говорил, со всей той дополнительной мощью и безопасностью, которые обе наши страны могут из него извлечь, давайте сделаем так, чтобы это великое дело стало известным повсюду и сыграло свою роль в укреплении основ мира. Лучше предупреждать болезнь, чем лечить ее».

Показательно, что в этой своей речи он лишь по разу использовал слова «Британия» и «Великобритания», однако шесть раз словосочетание «Британское содружество и империя», шесть раз — «англоговорящие народы», восемь раз — «родственные народы». Неделей позже Сталин в интервью газете «Правда» поставил Черчилля в один ряд с Гитлером:

«СЛЕДУЕТ ОТМЕТИТЬ, ЧТО ГОСПОДИН ЧЕРЧИЛЛЬ И ЕГО ДРУЗЬЯ поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира. По сути дела, господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно — и тогда все будет в порядке, в противном случае неизбежна война.

Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство. Трагедия господина Черчилля состоит в том, что он как закоренелый тори не понимает этой простой и очевидной истины».

Собственно, потому начало холодной войны и датируется обычно мартом 1946 г. Арис КАЗИНЯН, golosarmenii.am