Политика

Первые последствия

Смерть КикосаAnalitikaUA.net. «Смерть Кикоса» — действительно очень армянская сказка. За исключением нескольких экспертов, никто не читал проекты соглашений об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС, но вся страна разделилась на две, пусть неравные, части: апологетов соглашений и их критиков. Забавно наблюдать, как не читавшие соглашений апологеты уверяют, что эти документы фактически признают независимость Арцаха, а не читавшие соглашений критики клятвенно заверяют, что эти документы предусматривают отказ Армении от Арцаха…

ПОХОЖУЮ СИТУАЦИЮ МЫ ИМЕЕМ И В СЛУЧАЕ С ТАМОЖЕННЫМ СОЮЗОМ. Еще даже окончательно не сформированы рабочие группы по подготовке соответствующих соглашений, а апологеты членства в ТС уверяют, что это приведет к признанию независимости Арцаха и к экономическому взлету республики. Критики, естественно, говорят обратное.

Так что не будем пока гоняться за нерожденным Кикосом и комментировать документы, которых пока в природе нет. Другое дело, что московское заявление Сержа Саргсяна о намерении Еревана стать членом ТС привело к весьма конкретным последствиям для… Грузии, Молдовы и Украины. Причем к положительным последствиям. Так, к примеру, ЕС заявил, что повысит квоты на поставки в страны ЕС молдавского вина, если Россия будет применять экономические санкции к Молдове, противясь подготовке к парафированию соглашений об ассоциации и ЗСТ с ЕС. Брюссель также заявил, что готов оказать поддержку и другим странам, намеревающимся парафировать соглашения с ЕС, если Россия будет применять к ним «карательные» меры. Еврокомиссар ЕС по расширению и соседству Штефан Фюле в свою очередь подчеркнул, что хотя ратификация договоров об ассоциации и ЗСТ — дело долгое (соглашения должны получить добро во всех странах-членах ЕС), но ради Грузии и Молдовы Брюссель готов сделать все возможное и невозможное, чтобы ускорить процесс.

Как видим, история с решением, принятым официальным Ереваном, послужила-таки для трудноповоротливого Брюсселя хорошим уроком и еврочиновники усвоили, что соглашения соглашениями, а надо предпринимать и конкретные шаги, которые облегчат странам — членам Восточного партнерства интеграцию с ЕС. Таким образом, по труднопостижимым канонам политической игры получилось, что решение Еревана о намерении войти в состав Таможенного союза сыграло на руку Грузии, Молдове и Украине и им есть за что благодарить официальный Ереван. Все три страны могут рассчитывать, что еще до завершения процесса парафирования-подписания-ратификации известных соглашений Брюссель найдет возможности для конкретного поощрения выбора вышеупомянутых стран.

МОЖНО ЛИ ИСХОДЯ ИЗ ЭТОГО ПРЕДПОЛОЖИТЬ, ЧТО, ЕСЛИ БЫ БРЮССЕЛЬ пошел на определенные поощрительные меры в отношении Еревана, последний предпочел бы соглашение об ассоциации и ЗСТ намерению вступить в ТС? Маловероятно: проблемы Еревана не ограничиваются лишь вопросами финансово-экономического характера. Эти проблемы на порядок сложнее, чем задачи Украины, Молдовы и Грузии. Не только потому, что сосед постоянно угрожает Армении войной, но и потому, что Армения граничит со странами, которые практически непосредственно вовлечены в сирийский конфликт: Турцией и Ираном.

Тут ЕС вряд ли может чем-то помочь Еревану, тем более что, как показывает практика минувших лет, Армения — не та страна, ради которой страны Европы или Запад в целом пошли бы на ухудшение отношений с Турцией. «Армянский фактор» преимущественно служит разменной картой в играх Европы с Турцией. В качестве лишнего примера можно вспомнить так и не выполненное президентом Франции Франсуа Олландом данное партиям армянской диаспоры обещание принять закон о криминализации Геноцида армян. Вряд ли стоит ждать выполнения обещания, ведь сегодня позиция Турции по Сирии во многом совпадает с позицией официального Парижа.

Вот и получается, что, хотя решение Еревана о присоединении к ТС формально чисто техническое и пока не выходит за рамки заявления о готовности к процессу унификации таможенных тарифов, на деле оно выпукло демонстрирует зависимость внутренней политики от внешнеполитических проблем. Рубен МАРГАРЯН, «Голос Армении»