Политика

Миссия не выполняется, или Лично ответственен

ОБСЕAnalitikaUA.net. «Наверное, надо было, чтобы пуля задела кого-то из проводивших мониторинг, чтобы они наконец опомнились и назвали вещи своими именами. Если бы это было сделано 17 октября, возможно, не было бы обстрела приграничных территорий Армении 22 октября и 19-летний Гарик остался бы жив… Им не стыдно?» Это всего одна из гневных записей в социальных сетях, касающихся произошедшей во вторник трагедии, когда в результате обстрела автодороги Берд — Иджеван в Тавушском марзе был убит солдат срочной службы Гарик Погосян и трое его сослуживцев получили ранения. А «не стыдно?» относится в первую очередь к личному представителю Действующего председателя (ДП) ОБСЕ, который в конце прошлой недели остановил очередной мониторинг на передовой из-за открытого азербайджанской стороной огня. И при всей очевидности ситуации так и не удосужился назвать виновника срыва.

НАПОМНЮ: В СВОЕМ СОВМЕСТНОМ ЗАЯВЛЕНИИ СОПРЕДСЕДАТЕЛИ МИНСКОЙ ГРУППЫ и личный представитель ДП Анджей Каспшик вновь предпочли принципиальности и четкости страусиную позицию, в очередной раз «не заметив» стрельбы с азербайджанской стороны. Тот факт, что стреляли во время мониторинга, подвергая опасности жизни проводивших его лиц, также не смутил г-на Каспшика, которому, несомненно, принадлежит в данном случае главная роль. Потому что мониторинги соблюдения режима прекращения огня — главная задача офиса, который г-н Каспшик возглавляет аж с 1997 года. Как не приходится сомневаться и в том, что подобная беззубая и беспринципная политика посредников поощряет Азербайджан на постоянные нарушения этого режима, в том числе — обстрелы гражданских объектов и мирных жителей.

Более того, эта позиция привела к тому, что армянская сторона вынуждена наказывать противника собственными методами, в результате чего появляются жертвы и с той стороны. Получается парадоксальная ситуация: на словах декларируя необходимость соблюдения режима прекращения огня и на самом высоком уровне настаивая на отводе снайперов (что, как известно, отвергается азербайджанской стороной), своей неизменной приверженностью порочному паритету посредники одновременно поощряют агрессора. И даже в условиях, когда совершенно ясно — с какой стороны раздались выстрелы во время мониторинга — предпочитают выступить с вялым дежурным текстом, в котором крайне сложно усмотреть обеспокоенность ситуацией, заявляя о «невозможности определить — с какой стороны раздались выстрелы». Трудно не задаться вопросом: к чему тогда проводить мониторинги и в чем состоит профессионализм проводящих его, если они не способны ответить на главный вопрос? А также: какой была бы реакция посредников, если бы выстрелы ранили или убили кого-то из участников мониторинга, возможно, и самого долгожителя на посту личного представителя?

АНДЖЕЙ КАСПШИК, ПОВТОРЮСЬ, ЗАНИМАЕТ ЭТУ ДОЛЖНОСТЬ 16 ЛЕТ. Ее полное название — личный представитель Действующего председателя ОБСЕ по конфликту, являющемуся предметом рассмотрения на Минской конференции ОБСЕ. О Минской конференции, давшей название группе, давно все забыли, действующие председатели меняются ежегодно, а вот Каспшик поистине непотопляем. В его мандате прописано: представляет ДП в вопросах, связанных с конфликтом в и вокруг Нагорного Карабаха; помогает ДП в достижении соглашения о прекращении вооруженного конфликта; оказывает содействие в создании условий для проведения ОБСЕ операции по поддержанию мира. Насколько адекватно он представляет действующих председателей — сказать сложно. Однако в том, что касается «помощи в достижении соглашения о прекращении вооруженного конфликта», успехи Каспшика, безусловно, более чем скромны, можно сказать, попросту незаметны. Во всяком случае за целых 16 лет он так и не отличился чем-то мало-мальски значимым в том, что является его главным занятием — мониторинге ситуации на линии огня. Нарушения режима и гибель людей стали обычным делом в приграничных районах не только Арцаха, но и Армении, но пана Каспшика это нисколько не смущает. Он продолжает оставаться на своему посту, несмотря на очевидную неспособность выполнять непростую и ответственную миссию.

Безусловно, в регионе конфликта многое, если не все, решают политика и интересы крупных держав. Вместе с тем трудно поверить, что поддержание режима прекращения огня не входит в рамки этих интересов, как сложно поверить, что офис личного представителя ДП ОБСЕ может быть не заинтересован в том, чтобы максимально способствовать безопасности жителей приграничных регионов. Однако это возможно только при наличии высокого профессионализма и объективности в определении нарушителя, а также — в это, правда, уже верится с трудом — проведении расследования каждого значимого случая, тем более приведшего к гибели невинных людей. А главное — при наличии желания и способности действительно содействовать безопасности региона и осознания ответственности за собственную сложную миссию.

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ПОЛУЧАЕТСЯ ТО, ЧТО МЫ НАБЛЮДАЕМ уже 16 лет работы Анджея Каспшика. Нарушения с азербайджанской стороны не только не прекращаются, но и становятся более частыми, прицельными и интенсивными. Баку не гнушается уже стрельбой в направлении сотрудников ОБСЕ во время мониторинга, как это произошло 17 октября. Но даже явная угроза жизни коллег не способна заставить пана Каспшика сменить позицию равнодушного чинуши на живую заинтересованность в судьбах людей и добросовестном выполнении собственных обязанностей. Пан Каспшик, по всей вероятности, давно привык к тому, что в приграничье постоянно гибнут невинные люди, и не задумывается о том, что это происходит в том числе и по его вине. Остается предположить, что единственной заботой польского дипломата является дальнейшее сохранение высокооплачиваемой должности, изначально и по логике представлявшейся беспокойной, ответственной и сложной миссией.

При всем очевидном приоритете политических интересов человеческий фактор еще никто не отменял. Будь на месте этого господина человек, искренне сопереживающий за каждый случай смерти на границе и действительно заинтересованный в том, чтобы по мере своих сил содействовать минимизации количества жертв, ситуация, безусловно, была бы несколько иной. Как трудно спорить с тем, что при должном отношении посредников к многолетней практике нарушения азербайджанской стороной режима прекращения огня и надлежащей оценке инцидента 17 октября Гарик Погосян мог бы остаться жив. А значит, личный представитель Действующего председателя ОБСЕ лично ответствен за эту трагедию. Как и за все остальные. Марина ГРИГОРЯН, «Голос Армении»