Интервью

Мирослав Попович: «Украина хорошо понимает трагедию армянского народа 1915 года, которая отозвалась своей болью и здесь»

Мирослав ПоповичAnalitikaUA.net. Мирослав Попович – выдающийся украинский ученый, директор Института философии им. Г.С. Сковороды, академик Национальной академии наук Украины, главный редактор журнала «Філософська думка». Он – один из немногих представителей украинской интеллигенции, кто в своих книгах написал правду о геноциде армян. Поэтому неудивительно, что мы решили побеседовать с ним о современных украино-армянских взаимоотношениях

— Мирослав Владимирович, как Вы оцениваете историческую роль армянской общины в Украине?

— Ну, начнем с того, что киевские князья были армяне. Дело в том, что Владимир женился на сестре византийского императора из так называемой македонской династии. То есть, это была династия армян-халкедонитов. Когда-то в Киев приезжал директор института армянской археологии из Академии наук, и его специально водили в Софиевский собор, чтобы он посмотрел на армянские «граффити» на стенах. Они свидетельствуют о том, что здесь была армянская община, и армяне ходили в Софиевский собор и оставили после себя такую память. Нацарапывать на стенах церкви было нельзя под страхом смерти. И, тем не менее, там все «отметились»: и княгини киевские, и прочие… Видимо, у всех было неистребимое желание написать, что «Вася и Петя были здесь».

— Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития поликультурной среды в Украине?

— Фактически у нас среда уже давно многонациональная и многокультурная. Она сформирована и украинцами, и русскими, и поляками, и армянами и другими народами.
Сейчас у нас ничто не угрожает мирным взаимоотношениям, и мне кажется, что это залог позитивных перспектив для общего культурного развития. У нас в Киеве большая армянская диаспора, и у каждого из нас есть или местные друзья-армяне, или друзья в Армении, с которыми мы перезваниваемся и переписываемся. Это основа личных связей. Это значит, что личных связей у нас больше, чем каких-либо напряженностей в отношениях. Для них нет никаких оснований. Мне кажется, в дальнейшем у нас все будет еще более интересно.

— А что Вы думаете об отсутствии преподавания (даже в школах) истории народов, которые столетиями проживают на территории Украины? Армяне живут здесь уже более 10 веков, а о них в учебниках упоминается лишь как об одном из южно-кавказских народов, подается какая-то общая информация…

— Ну, конечно, необходимо знать историю всех культур, с которыми мы больше всего общались. При этом армяне, конечно, занимают здесь исключительное положение, поскольку большие армянские колонии были на всем торговом пути, проходившем через Украину и связывавшем западные регионы с восточными. Есть работы историка Ярослава Дашкевича об истории армянских поселений на территории Украины.
После татарского нашествия и после того, кака Османская империя перекрыла здесь торговые пути, армяне ушли из этих поселений. Место большой торговли заняла мелкая, которой занимались в основном евреи. Тем не менее, большие армянские поселения здесь были. Но со временем многие из армян ассимилировались: в связи с тем, что у них не было больших религиозных отличий со славянами, происходила естественная русификация, а точнее украинизация, поэтому многие семьи забыли, что они армяне. Это может быть обидно для армян, но, с другой стороны, это говорит о том, что здесь была благоприятная для «взаимообмена» среда. И, кроме того, при советской власти многие армяне или учились, или работали на Украине, прижились здесь, создали семьи. Но я не буду вам об этом рассказывать, вы лучше меня это знаете.

— В продолжение данной темы, скажите, как, на Ваш взгляд, может повлиять пропаганда общей истории на формирование национальной идеи украинцев?

— Если национальную идею украинцев понимать как некий проект, как конкретную программу действий, которая бы обеспечила Украине почетное место в семье европейских народов, то здесь я вижу такую хорошую традицию, как весьма доброжелательные отношения, которые складываются между различными национальными анклавами. И я просто убежден, что Украина должна развивать эту сторону своей исторической судьбы – толерантность, терпимость. Не ассимилировать все инонациональные вкрапления (и, прежде всего, армянское), а для того, чтобы быть более открытыми миру. Нужно, чтобы у нас было больше информации о том, что сегодня происходит в Армении, как армяне переживают трудности, что у нас общего и какие сложности есть у наших закавказских братьев.
Очень хорошо, что пока (употребляя это слово, я стучу по дереву) на Украине не была пролита кровь. Первая же капля крови в каких-либо столкновениях потом даст многократное усиление вражды. И то обстоятельство, что у нас сохранились доверительные отношения, что нет подозрительного отношения к «чужим», это могло бы стать украшением нашего политического и культурного быта и частью той самой национальной идеи – построения толерантного общества, которое умеет пользоваться своей культурой и воспринимать достижения иных культур.

— Какие именно страницы нашей общей истории Вы бы выделили?

— Во-первых, ранние страницы истории древней Руси, когда связи с Закавказьем и, в частности, с Арменией были гораздо более интенсивными, чем мы себе это представляем. Это нужно специально исследовать, и такие исследования, к сожалению, у нас практически не ведутся.
Отмечу период с XVI и до начала XVIII века, когда в эпоху религиозных войн с армянскими общинами были очень хорошие отношения. В то время, когда всю Европу (и Украину в том числе) буквально раздирали межконфессиональные конфликты, не было ни одного случая каких-либо религиозных кровавых столкновений с армянами.
Затем период, когда мы все были в Российской империи, XIХ столетие. Конечно, у нас литература, изданная на армянском языке, была малоизвестна. Но потом, уже в советскую эпоху, у нас поддерживались очень тесные взаимосвязи с нашими армянскими коллегами. Это было и в области музыки, и в области живописи, где армяне были на большой высоте, и в области философии, которая мне близка. Мы проводили совместные мероприятия, конференции, вместе готовили научные издания. А сейчас приходится говорить о том, что надо восстанавливать утраченное.

— Как Вы считаете, соответствует ли нынешний уровень украинско-армянских культурных взаимоотношений тысячелетней истории наших народов?

— Ну, конечно же, этот уровень не соответствует нашим традициям. И даже можно сказать, что мы потеряли те повседневные связи (они действительно были повседневными), которые связывали нас в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века.

— С чем это связано?

— Это связано с тем, что нам очень трудно достать деньги. Ведь связи стоят денег – мы ездили в командировки. Теперь это все гораздо труднее, это та сторона культурной жизни, которая требует больших вложений. Я думаю, что в будущем мы будем терять гораздо больше денег, чем сейчас экономим на взаимных обменах.
Наши ребята учатся на Западе – в Англии, Америке, Швейцарии, где угодно. А вот обменов с нашими братскими республиками (не побоюсь этого сказать: у нас были братские отношения) – таких обменов сейчас нет, и это скверно. Со временем и армянские, и украинские дети будут забывать русский язык. Это очень плохо. Конечно, нужно добиваться того, чтобы украинский язык был господствующим, но это не значит, что нужно забыть русский язык и русскую культуру. Все это – звенья одной цепи, изоляция никогда ничего хорошего не дает.

— Мирослав Владимирович, поддерживаете ли Вы отношения с кем-то из армянских ученых, из армянской интеллигенции?

— Я постоянно поддерживаю связь с Геворком Абеловичем Гуртяном, академиком Армянской Академии наук. Он один из организаторов Международной философской академии, и я тоже являюсь членом этой философской академии. Я неоднократно общался с выдающимся ученым Виктором Амазасповичем Амбарцумяном. Он покровительствовал нашим философским изысканиям и открывал наши собрания, которые мы не раз проводили в Ереване. Кроме того, у меня много друзей из Армении: Саша Манасян из Еревана, Герберт Барсегян из Ленинакана (сейчас Гюмри), Гамлет Геворкян, Левон Абрамян и т.д. Но большинство из них, к сожалению, уже ушли из жизни.

— Что бы Вы могли пожелать армянской общине в Украине?

— Я бы пожелал, чтобы она была более заметной, более активной, чтобы люди знали, что у нас есть армянская община. Чтобы проводились Дни армянской культуры, проходили выставки, чтобы люди помнили, что у нас есть такая культурная среда, которая связана еще и со своей материнской средой в Армении, и что она живет с нами в тесном взаимодействии, что наши страдания – это их страдания, и боль армян – это наша боль. Это необходимо, люди должны быть солидарными на этой земле.

***

Мирослав Попович родился в 1930 году в Житомире. В 1953 году окончил философский факультет Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко. В 1956 году вступил в аспирантуру Института философии АН Украины и с тех пор всю жизнь остается его сотрудником. Здесь он защитил кандидатскую и докторскую диссертации. В 2001 году стал директором Института философии.
В 1992 году избран членом-корреспондентом, а в 2003 году – академиком НАН Украины.
Мирослав Попович – автор более 100 научных работ, посвященных проблемам логики, методологии и философии науки, философии и истории культуры.
Владеет польским, немецким, английским, французским и чешским языками.

Марат Акопян, Информационно-Аналитический Центр AnalitikaUA.net.