Бизнес

Главный геолог Карабаха: Нам не нужно нефтяного ажиотажа

нефтьAnalitikaUA.net. В советское время нефть искали практически во всех республиках. Как ни удивительно, но в Армении разведочная сеть была одной из самых густых. Однако миллионы советских рублей (нефтяные скважины, которые бурили на несколько тысяч метров, стоили гораздо дороже рудных) результата не принесли. То же касается и Карабаха. Ни там, ни на сопредельных территориях промышленно значимых запасов нефти не нашли (если не считать лечебной нефти Нафталана).

Кустарные нефтяные промыслы в Нагорном Карабахе описал еще епископ Макар Бархударянц в книге путевых заметок «Арцах», вышедшей в 1895 г. в Баку. «Из скважины выходит черная нефть, которая гуще бакинской. Из нее почти не делают топлива, потому что она густа, а приготавливают несколько видов масел, которые применимы для разного рода машин», – пишет Бархударянц. Местом нефтяных скважин указывается село Маралян в исторической области Утик-Арандзняк, охватывающей восточные районы теперешнего Карабаха и сопредельный Бардинский район Азербайджана. Село с аналогичным названием (Маралян Саров) существует в Мартакертском районе НКР.

В Армении нефть и газ продолжают искать три компании, причем две из них основали уроженцы Нагорного Карабаха. А ищут ли они нефть в Арцахе? Обо всем этом с NEWS.am согласился побеседовать экс-министр геологии СССР, академик, советник президента НКР по вопросам геологии Григорий Габриэлянц.

В советское время, рассказывает академик, нефть и газ искали в Карабахе неоднократно. «Серьезные поиски начались в 1937 г. Тогда в них вкладывались большие силы – к северу от НКАО уже был открыт Кировабадский нефтеносный район, были надежды на большее. Потом наступило ужасающе депрессивное отношение к этому району: запасы, определенные до начала Великой отечественной, не подтвердились и были снижены, а многие участники этих работ – арестованы и высланы».

Интенсивные поиски нефти в этом регионе начались в 90-е годы – особенно с азербайджанской стороны в Гянджинском (бывшем Кировабадском) районе. С карабахской стороны разведочные работы вела группа компаний «Валлекс», разрабатывающая рудные месторождения в Армении и Карабахе. Космогеологическую разведку вел Институт геологии Армении.

«Однако по ряду причин я считаю подобные работы малоперспективными. Первая – чисто геологическая: за все время исследований, несмотря на огромное число скважин, не найдено ни одного значимого месторождения. Все, что находили – в пределах 1 млн тонн, с очень низким дебитом – 3-5 тонн в сутки. Это не те запасы, ради которых можно начинать добычу и переработку. Конечно, в Карабахе можно открыть такие скважины и сейчас, но что это нам даст? Нельзя же бурить — и тратить деньги – чтобы удовлетворить любопытство. Если мы хотим решать серьезную экономическую задачу, нужно учитывать расходы на перевозку и переработку нефти. А тогда получится как в еврейском анекдоте, где варят бульон из крутых яиц – ничего, что он пустой, зато люди при деле».

По мнению ученого (который сам участвовал в открытии нескольких месторождений в Союзе и за его пределами), средства нужно тратить рациональнее: на те же деньги можно провести гораздо более реальные исследования рудных и нерудных полезных ископаемых, на которых сейчас и сосредоточена геологическая служба НКР.

«А пускать пыль в глаза – это не только экономическая, но и политическая ошибка. Не зря говорят: хотите начать войну – начните спорить о нефти. А сейчас, наверное, никому не хочется затевать бессмысленную войну о нефти, которую никто и не нашел».

К геологическому руководству Арцаха две указанные компании, ведущие поиск нефти и газа в Армении, за разрешением на поиск пока не обращались. «Во всяком случае, я буду против – в том числе потому, что, как я сказал, это возбудит нездоровый ажиотаж вокруг несуществующей проблемы. Хватает нам и нынешних проблем, чтоб не придумывать новых».