Политика

Эксперт: Евразийский союз пока лишь иллюзия

Татул МанасерянAnalitikaUA.net. Об экономических плюсах и минусах выбора Арменией европейского или евразийского вектора в эксклюзивном интервью агентству «АРКА» рассказал руководитель исследовательского центра «Альтернатива», доктор экономических наук, профессор Татул Манасерян.

– Как вы прокомментируете заявление президента Сержа Саргсяна о намерении Армении вступить в Таможенный союз?

– Я думаю, что к заявлению нужно относиться так, как оно было сделано, и не вырывать из контекста. Глава республики заявил, что Армения готова, и это не значит, что прямо сейчас стоит вопрос вступления. Таможенный союз сам в процессе формирования, и хочу напомнить, что еще ряд постсоветских стран, в частности, из важнейших — Украина, еще полностью не определились с Таможенным союзом. Хотя были заявления, однако окончательно вопрос не решили. Это можно рассматривать как процесс, к которому Армения не могла быть непричастной, также как к формированию Евразийского экономического союза, исходя из логики, что лучше быть соучредителем, чем присоединиться к нему потом.

Хочу также подчеркнуть, что в заявлении президента никоим образом не принижаются интеграционные процессы между Арменией и Европой, наоборот, там был четкий мессидж, что вхождение в ТС не должно влиять на наши отношения с ЕС. И, в конце концов, надо надеяться, что то понимание, которое есть со стороны официальной Москвы, будет и со стороны Брюсселя, хотя по понятным причинам этого трудно ожидать. Известно, что ставится вопрос «или-или», однако даже в случае подписания Соглашения об ассоциации, Армения не становится членом ЕС. Хочу напомнить, что такой статус имеет Турция, которая, не будучи членом ЕС, являясь ассоциированным членом, пользуется всеми льготами режима свободной торговли, как и европейские страны.

– В вопросе выбора Арменией европейской или евразийской интеграции много говорится о политических плюсах или минусах, однако ничего об экономических. Что вы скажете об экономических преимуществах и недостатках для Армении в этих интеграционных процессах?

– Экономические выгоды никто не рассчитывает. Наш исследовательский центр пока осуществил примерные расчеты, так как намного более детальные расчеты требуют большего времени и ресурсов. Таможенный союз и Евразийский союз, если он будет сформирован и начнет действовать, предполагает торговлю без таможенных тарифов. Наши расчеты показывают, что в этом случае Армения, импортирующая большие объемы товаров из РФ и других стран СНГ и направляющая в доходную часть бюджета средства от их растаможивания, потеряет большие суммы в виде госдоходов, что не позволит финансировать социальные, образовательные, медицинские расходы.

С Европой проблема немного иная. Да, с ней у нас есть достаточно серьезные торгово-экономические связи. ЕС и входящие в него страны для нас — крупные партнеры, но это больше касается экспорта, чем импорта. Напомню, что семь-восемь лет назад более половины армянского экспорта приходилось на ЕС, а конкретнее — на Бельгию (ювелирное дело, алмазообработка). Конечно, и такая зависимость для нас неприемлема, так как нужна диверсификация. Но все же, это экспорт (сейчас и продукция горнорудной промышленности), который предусматривает нулевые таможенные пошлины. И если мы увеличим объемы экспорта, хотя здесь есть проблемы с евростандартами и эта тема отдельного разговора, тем не менее, здесь не будут так ощутимы потери, как в случае с импортом. Разумеется, если импорт начнет преобладать над экспортом, то здесь проблемы возникнут.

Но в случае с Евразийским союзом или таможенной зоной мы четко видим, что с учетом ряда импортируемых видов товаров, (начиная от природного газа, древесного материала, металлов, оборудования, продовольствия), у нас неминуемо возникнут большие потери, которые нельзя не учитывать. Возникает вопрос, чем мы должны компенсировать этот ущерб. Политический союз понятен, но без экономической базы, думаю, что долгой жизни у него (Евразийского союза) не будет. В этом отношении было бы целесообразно вновь затронуть вопрос открытия железнодорожного сообщения через Абхазию и воссоздания индустриальных гигантов, которые смогут оживить экономику Армении и компенсировать бюджетные убытки.

– Тем не менее, российские эксперты утверждают, что, например, конкурировать с европейским аграрным сектором невозможно, с учетом субсидирования ЕС этой отрасли.

– Это обоснованное беспокойство. Я лично считаю, что субсидии не только для нашей страны, но для развивающихся государств, огромная проблема, которая более отчетливо проявилась в условиях глобального кризиса, нанеся большой вред развитым странам ЕС. Я считаю, что в этой сфере происходит серьезный пересмотр внутри ЕС, так как субсидии на этапе кризиса сокращаются, на эти цели выделяются меньше средств госбюджета. Следовательно, растут цены на продовольствие, чем и вызван нынешний продовольственный кризис в мире. В этом случае уже есть необходимость пересмотра, и я надеюсь, что субсидии не окажут очень большого влияния. Хочу отметить, что здесь Армения имеет абсолютное преимущество с точки зрения производства сельхозпродукции, поскольку в ЕС осталось очень мало территорий, где возможно выращивать экологически чистую сельхозпродукцию.

Это касается и нашего региона. Если не будет политических проблем, то Турция может стать большим рынком для армянской экологически чистой продукции не говоря уже об энергетике (у нас есть соглашение с Турцией на предмет экспорта 4,5 млрд. кВт/часов электроэнергии из Армении, которое пока остается на бумаге по известным причинам). То, что у нас имеются довольно большие возможности в соседних странах, мы обнаружили недавно. Но Европейский союз выдвигает серьезные требования, особенно с точки зрения безопасности продуктов питания. Конечно, в Армении есть предприятия-экспортеры с богатым опытом деятельности, но речь идет о всей республике и о том, насколько готовы хозсубъекты выйти на европейские рынки.

– Однако, на армянском рынке сельхозпродукции больше европейских товаров. Не считаете, что после подписания соглашений с ЕС правительство и вовсе потеряет рычаги поддержки аграрного сектора?

– Самой уязвимой сферой для нас пока остается сельское хозяйство. Но здесь есть задачи попроще, которые можно решить при поддержке государства. Во-первых, степень информированности о целесообразности возделывания той или иной культуры. Нерешенность этой проблемы приводит либо к перепроизводству, либо к дефициту, сопровождающемуся ростом цен. Здесь нужно поработать, и эта работа не связана с финансированием. Кроме того, нужно серьезно работать над решением организационных задач, объяснить фермерам потребности внутреннего рынка по отдельным сельхозкультурам и ожидаемую прибыль. Не надо также упускать из виду, что по многим продовольственным товарам Армения самодостаточна.

В этом случае, в том числе с выходом на внешние рынки, крестьяне, опираясь на это содействие, профессиональные консультации о качестве, стандартах, требованиях, могут добиться успехов в экспорте продукции. Есть опыт Турции, которая, не являясь членом политического союза, уже представлена во всех странах ЕС своей продукцией и услугами. Армения также может этого добиться при правильной организации процесса.

– Как вы считаете, возможно ли для Армении параллельно сотрудничать в экономическом плане и с ЕС и с Таможенным союзом?

– На данном этапе, думаю, что возможно. Сотрудничество можно продолжить. Вообще, любой вид экономической интеграции предполагает потерю определенной части суверенитета. Например, ни Бельгия, ни Франция, ни Германия, не могут самостоятельно, автономно, решать вопросы налоговой, таможенной, денежно-кредитной политики. Армения в этом вопросе сохраняет независимость, но принимает требования ЕС. Не стоит забывать, что они не слишком отличаются от требований ВТО.
Было бы удивительно противопоставлять одно другому. Принцип недопущения дискриминации не может быть нарушен при вступлении в любую региональную организацию.

Например, Армения, являясь страной-членом СНГ, входит в Черноморское экономическое сотрудничество. Но в случае с Таможенным союзом или Евразийским союзом нужно отметить, что у Армении нет общих границ. Есть экономисты, в том числе Сергей Юрьевич Глазьев, с которым мы обсуждали эти вопросы на примере Греции. Но не стоит забывать, что Греция страна-член ЕС, имеющая морскую границу. А у Армении нет никакой границы с евразийским пространством. То есть ей придется осуществлять соответствующие процедуры с Грузией. Можно также выдвинуть требования и к Азербайджану, который держит себя изолированно. То есть, до обсуждения вопросов Армении, России стоит глубже и профессиональнее проанализировать геополитические факторы.

– Сергей Глазьев, являющийся советником президента РФ Владимира Путина, уже пригрозил Украине экономическим крахом в случае подписания ею соглашения об ассоциации с ЕС. Как вы прокомментируете это заявление, учитывая, что оно как бы являлось предупреждением для других стран СНГ, участвующих в процессе евроинтеграции?

– Что касается заявления Глазьева. Я сожалею, что уважаемый мной экономист, пользующийся большим авторитетом, являясь советником президента, проявляет жесткие подходы с позиций государственного должностного лица. Хотя понимаю беспокойство, которое есть у России, но как экономист считаю, что преобладать должны экономические интересы, а не оставшиеся в подсознании административно-командные принципы и подходы.

Касаясь примера Армении, скажу, что здесь в равной мере важны и экономика, и политика. Но я против того, чтобы представлять выгоды от членства в Евразийском союзе, используя политический контекст. Приведу несколько аргументов, указывающих на то, что Евразийский союз пока лишь иллюзия. Очень желанная для нас, очень важная, так как мы обязательно должны развивать взаимовыгодные связи в этом регионе, но без четкого представления относительно механизма формирования и без понимания того, во что это выльется.

Евразийский союз представляет собой четвертую, самую высокую, форму экономической интеграции, как, скажем, Европейский союз, и об этом заговорили намного раньше, чем подписали Соглашение о Зоне свободной торговли стран СНГ. Экономически, мягко говоря, это нонсенс, так как в классическом смысле экономическая интеграция бывает четырех видов — зона свободной торговли, таможенный союз, общий рынок и экономический и политический союз. Вызывает недоумение то, что в нашем случае сначала заговорили о Евразийском союзе, а потом вернулись к подписанию Соглашения о зоне свободной торговли, а дальше последовал призыв присоединиться к Таможенному союзу.

Хочу напомнить, что знаменитая североамериканская зона свободной торговли — НАФТА, первоначально сформировалась как зона свободной торговли, и за 20 лет три развитых страны — США, Канада и Мексика, не могут перейти к следующему этапу экономической интеграции – таможенной зоне. Поэтому удивительно, как страны с переходной экономикой уже сформировали таможенную зону, обойдя зону свободной торговли, и сейчас хотят, минуя общий рынок, создать Евразийский союз.