Политика

Для Еревана военно-политический аспект армяно-российских отношений важнее экономического

Сергей МинасянAnalitikaUA.net. «Переговоры о поставках российского вооружения в Азербайджан конкретно по танкам Т-90С, по БМП-3 и по некоторым другим видам, ведутся еще с 2010-2011 годов», — заявил в интервью ИА REGNUM политолог Сергей Минасян.

«Реализация контрактов определенное время гасилась и российской, и армянской стороной. В конечном итоге в силу того, что г-ну Ильхаму Алиеву было необходимо провести предвыборный парад 26 июня, поставки начались этой весной. Другое дело, что в политике в целом не будет происходить никаких изменений.

Понятно, что если курс на военно-политическое сотрудничество остается прежним, то сохраниться он должен в той форме, в которой взаимовыгоден для обеих сторон. Когда еще осенью прошлого года стало ясно, что контракты с Азербайджаном будут реализованы (152-мм самоходные гаубицы «Мста-С» и ПЗРК «Игла» вообще стали поставляться еще в прошлом году), Россия стала предпринимать превентивные меры по сохранению паритета, которые в целом прошли незамеченными в армянском обществе, несмотря на то, что они особо не скрывались армянской и российской сторонами. Ну, например, во время прошлогодних осенних крупнейших совместных стратегических командно-штабных учений Армии обороны Нагорного Карабаха и Вооруженных сил Армении президент Армении Серж Саргсян передал боевые знамена двум свежесформованным бригадам — танковой и мотострелковой. Сюжет был показан по первому армянскому телеканалу, также в официальной телепрограмме Министерства обороны («Зинуж»). Учитывая, что штат танковой бригады должен насчитывать порядка 100-120 танков, возникает вопрос: а откуда вдруг эти танки взялись? Уж точно не на пожертвования членов гражданского общества Армении. Эти 100-120 танков Т-72, на основе которых была создана новая танковая бригада, отчасти компенсируют те танки Т-90С (фактически они являются лишь самой продвинутой модернизацией «старого доброго» Т-72), которые будут поставлены в Азербайджан лишь в течение ближайшего года или годов. И это только один из сюжетов, так и оставшихся незамеченным для некоторых эмоционально настроенных активистов. Люди видят только то, что хотят видеть.

Тут часто говорят о ракетно-артиллерийских системах «Смерч», которые также поступили в Азербайджан из России. Но совершенно забывают о том, что если уж надо было поднимать шум, то стоило это сделать еще в 2003-2004 годах, когда у Азербайджана впервые появились эти системы залпового огня, которые были поставлены из Украины. Более того, не стоит забывать и о том, что фактически гонку вооружений по тяжелым системам залпового огня первой начала Армения, у которой они имелись еще в 1999 году — закупка «Тайфунов» у Китая. Тем более что в настоящее время системы «Смерч» есть не только в Азербайджане, но и в Армении. Более того, на вооружении армянской армии кроме этого ведь имеются РСЗО «Тайфун» и «Ураган», тактические ракетные комплексы «Точка-У» и многое другое.
Когда я говорю о том, что баланс сохраняется, то надо понимать, что это происходит не по доброте душевной, а в силу того, что такой расклад исходит из военно-политических интересов, собственно, России. Попросту отказ поддерживать военный баланс чреват нестабильностью в зоне карабахского конфликта. Для России, как и для любой другой страны, важно не быть вовлеченной в те или иные конфликты, в частности, в карабахский. Одновременно у нее есть обязательства перед Арменией, невыполнение которых имеет достаточно высокую политическую цену. Следовательно, чтобы не быть вовлеченной в конфликт, нужно не допустить его эскалации. В данном случае решение задачи — «выдавать» Армении компенсацию. Эта комбинация используется достаточно долго — уже два десятилетия.

Определенная озабоченность экспертного сообщества и армянских политиков понятна: в Армении хотят, чтобы Москва отказалась от таких замысловатых комбинаций, не продавала оружие Азербайджану, а Армении давала бесплатно все больше и больше. Но для этого Армения должна была бы быть в меньшей зависимости от России в этом вопросе. Такую задачу можно решить, если обеспечить выполнение двух условий: во-первых, у Армении должно было быть кардинально отличное от нынешнего военно-стратегическое значение — Южный Кавказ, конечно, важен, но в силу определенных обстоятельств он не отмечен как важнейший приоритет на карте военно-стратегических интересов России; во-вторых, у Армении должна была быть возможность в любой момент компенсировать российскую недодачу из альтернативных источников. Но этой возможности пока нет, и в результате Россия может, скажем так, время от времени фривольно интерпретировать свои союзнические обязательства».

Касаясь темы продажи оружия Россией в будущем, эксперт отметил, что поставки оружия будут и в Азербайджан, и в Армению. Думаю, где-то осенью в рамках армяно-российского военно-технического сотрудничества наступит новый и достаточно интересный этап, с деталями которого сможет ознакомиться общественность.

Эксперт подчеркнул, что в восприятии армянского общества и армянской элиты военно-политический аспект армяно-российских отношений важнее экономического. «Например, Россия имела на Армению почти что безальтернативное военно-политическое влияние до начала 2000-х годов. Но это также был период, когда российское экономическое присутствие в Армении было почти что минимальным, для армян стратегический аспект отношений был важнее. Армения может перетерпеть экономические издержки, в состоянии выжить без прямого участия России в армянской экономике. Это, конечно, приятный довесок к военно-стратегическому союзничеству, но не настолько приоритетный, тем более сегодня, когда российские инвестиции в критические сферы уже влиты: коммуникации, атомная энергетика, газ, инфраструктура и пр. Следовательно, в этом плане и России нечего беспокоиться, и Армении особо бояться не надо. Кроме всего прочего, не стоит забывать, что российский бизнес, прекрасно обустроившийся в Армении, в случае углубления торгово-экономических отношений с ЕС получит дополнительный стимул для развития. Ведь через Армению, через российские предприятия в стране, возможность инвестирования в армянскую благоприятную экономическую и бизнес-среду они также получат возможность выходить на европейский рынок. Это преимущество или проблема? Полагаю, что ответ однозначен. Уже который год Россия не является торговым партнером №1 Армении, это место занял ЕС, и это реальность, которая до сих пор никак не сказалась негативно на политическом взаимодействии Москвы и Еревана. Повторюсь, приоритетом для Армении является военно-стратегическое союзничество с Россией, и если здесь по инициативе одной из сторон ничего не изменится, то положение дел в экономике может варьироваться в зависимости от рыночной конъюнктуры, коммуникационных факторов и так далее. В сугубо политических рамках, как мне кажется, такая конфигурация не должна привести к возникновению нестыковок, наоборот — российские компании получат дополнительную возможность инвестировать в европейское экономическое пространство».