Политика

Азербайджанский историк: Через 5 лет карабахский вопрос в Азербайджане будет окончательно забыт

КарабахAnalitikaUA.net. О карабахском конфликте, позициях сторон конфликта, сравнении Еревана и Баку, победе армянских бойцов над отрядом чеченского полевого командира Шамиля Басаева и многом другом говорится в статье Глеба Простакова, опубликованной украинским агентством «reporter.vesti.ua».

«Придуманный Гейдаром Алиевом слоган «Один народ – два государства» применим не только к Азербайджану и Турции, но и к Армении с Карабахом», – пишет Г. Простаков, отмечая, что карабахская элита играет важную роль в политической жизни Армении.

В беседе с украинским журналистом глава департамента информационного обеспечения аппарата президента НКР Давид Бабаян сказал Г. Простакову: «Армения и Карабах – это сообщающиеся сосуды, Карабах – гордость Армении. Есть триединство: Армения, Карабах и диаспора. Если что-то случится с Карабахом, то, учитывая наше враждебное окружение, армянский народ не может, скажу циничней – не должен иметь свою государственность».

Давид Бабаян отметил, что право наций на самоопределение сейчас доминирует над принципом сохранения территориальной целостности. «Почему Украина могла выйти из состава СССР, а мы не можем из состава Азербайджана? Почему Косово может выйти из состава Сербии, Южная Осетия, Абхазия – из Грузии?» — сказал Бабаян.

Глеб Простаков отмечает, что Арарат – это основа культурного кода армян. При ясной погоде гору Арарат хорошо видно из Еревана, но находится гора на территории Турции.

«Ереван – самый гламурный город Закавказья. Броско одетые барышни, дорогие машины и центральные улицы, усеянные бутиками и кафешками. Несмотря на то, что Армения находится в полублокадном положении (нет своего выхода к морю и в плане доставки товаров республика критически зависит от доброй воли Грузии и Ирана), ее экономика худо-бедно развивается (рост ВВП в прошлом году составил 7,2%). Кроме того, серьезно помогает огромная армянская диаспора. И, судя по всему, денег этих хватает не только на самое необходимое», — сказано в статье.

Автор описывает большие группы молодых людей, которых он видел на улицах Еревана, с плакатами и надписями на футболках в виде перечеркнутого круга с цифрой 150 внутри. «Два часа назад мэр столицы отменил собственное решение о повышении тарифов на проезд в маршрутках со 100 до 150 драмов. Молодежь вывалила на улицу праздновать победу. Вокруг много полиции, фотографов и журналистов – все проходит мирно и задорно. Фиеста продлилась до глубокой ночи», — говорится в публикации.

По мнению автора, перспектива новой войны воспринимается молодежью Еревана как компьютерная игра. «В Карабахе же войну чувствуют кожей. Но здесь все просто: «Или они поставят свой флаг в Степанакерте, или мы – в Баку». Третьего не дано. В 1993 году от карабахцев бежали даже наемные чеченские отряды некогда непобедимого Шамиля Басаева», — отмечает украинский журналист.

Отвечая на вопрос журналиста, что может противопоставить военному потенциалу Азербайджана Нагорно-Карабахская Республика, генпрокурор НКР Аршавир Гарамян отмечает: «Мы тоже закупаем и разрабатываем оружие. Но наше главное преимущество в том, что любая война в Карабахе – это народная война: воевать против Азербайджана будут не только солдаты – все карабахцы».

Аршавир Гарамян отметил, что ландшафт Карабаха таков, что большую армию здесь не разместить. «В воображении всплывают кадры из фильма «300 спартанцев», где кучка греков противостоит огромной армии персов в узком ущелье», — пишет Глеб Простаков.

Автор описывает, как после посещения Армении и НКР он попал в Азербайджан: «Сделанные в Карабахе фотографии слиты на внешние ресурсы, беседы расшифрованы, а записи в блокноте – оцифрованы и посланы по электронной почте себе же. Сами блокноты выброшены. Я подготовился, и все-таки нервничаю. Из-за меня поезд стоит на границе на полчаса дольше положенного – виноваты армянские отметки в паспорте. Мне дважды задают вопрос о целях визита, снимают на камеру, смотрят сумки. Все обошлось – я пересекаю границу».

В публикации сказано, что жители Баку азербайджанскую полицию не любят, боятся и всячески избегают. Г. Простков пишет, что увидел в Баку новые дороги, фонтаны, подземные переходы и немного пренебрежительное отношение к старине. «Только что отстроенные Башни Огня – три огромные высотки, сплошь покрытые экранами, на которых попеременно полыхает то огонь, то цвета национального флага – новые символы города. Если Баку – город XXI столетия, то его пригороды – середина ХХ-го. Бесконечные индустриальные пейзажи: железнодорожные полотна, вагонные цистерны с нефтью и строительные краны», — отмечает автор.

В статье говорится, что нефть в Азербайджане добывают люди, живущие без элементарных удобств. Однако, один из собеседников автора материала – Сейран Бадалов, который занимается съемками фестивального кино и сотрудничает с информагентством Reuters, делая видео на заказ, доволен жизнью и считает, что страна развивается. В связи с этим Г. Простков задал ему вопрос: «Если в стране все так хорошо, зачем Азербайджану Карабах? Страна богатеет, люди богатеют, новая война может легко это разрушить».

«Даже без малейшей части территории – это уже другой Азербайджан. Армяне кичатся своей победой, выставляют ее напоказ – долго так продолжаться не может. Есть же какая-то гордость, в конце концов», — заявил С. Бадалов.

Автор отмечает, что накал ситуации вокруг Карабаха – следствие обострения в самом Азербайджане. Сейчас экономические и социальные проблемы страны покрыты тонкой нефтяной пленкой, но это не навсегда, кроме того удовлетворения своих прав требуют коренные народы Азербайджана – талыши, аварцы, лезгины. При Гейдаре Алиеве Азербайджан потерял около 15% территории. Его сын – Ильхам – обещает вернуть утраченное отцом. «Ильхам Алиев возвел возврат территорий в ранг религии. Вернув Карабах, он получит высочайшую степень легитимности. Это соблазн попробовать. Но есть и другая сторона – проигрыш чреват потерей власти. Как минимум», — сказано в статье.

С. Бадалов заявил, что если ребенок в школе спросит, «почему Шуша раньше была нашей», а теперь нет, ему не будут рассказывать про геополитику. «Ему просто скажут: армяне захватили, армяне – наши враги», — сказал он. Говоря об азербайджанцах Бадалов также заявил, что «Карабах у них в крови».

В связи с этим автор вспомнил историю, которую ему рассказал один из армянских собеседников — Араик Хачатурян. В разгар конфликта он покупал обои в Москве. Азербайджанцы продавали их дороже на 25%, но без очереди. Хачатурян спросил продавца, знает ли он о войне в Карабахе. Однако азербайджанец в ответ заявил, что ему это безразлично: «Ты обои брать будешь или нет?»

Еще один бакинский собеседник Глеба Простакова, Джавид Мовсумли – историк, по совместительству администратор ресторана Rich House. Говоря о ситуации в республике он заявил: «В Азербайджане – клановая система, хочешь иметь бизнес – договаривайся, плати».

На барной стойке ресторана – флаги 6 тюркских государств: Азербайджана, Турции, Казахстана, Туркменистана, Узбекистана и Киргизии. «В первую очередь я турок, потом азербайджанец», — сказал Мовсумли, отметив, что «если бы не было Армении», Азербайджан и Турция стали бы единым государством.

Азербайджанский историк также заявил: «Я не стану сидеть с армянином за одним столом. У нас назвать кого-то армянином – это ругательство. Я из того поколения, которое тоже прочувствовало войну».

Другой азербайджанский историк по имени Араш, в свою очередь, заявил: «Азербайджан потерял не 20% земель в виде Карабаха, а 80%. Наши исторические земли – это северный Иран, часть Армении, Грузии и России – Дербент в Дагестане. Отобрав Карабах, мы создадим прецедент, начнем претендовать на другие свои исконные территории. Такие масштабные территориальные претензии без войны удовлетворить невозможно. А это не просто война – это Третья мировая. Никто этого не допустит».

По словам Араша, его отец, ветеран боевых действий в Карабахе, называет эту войну трагикомедией. «Через 5 лет Карабах станет историей. Как стала историей потеря огромных территорий Южного Азербайджана», — считает он.

«Недавно мы громко отпраздновали 95-летие азербайджанской армии. Через пять лет мы будем праздновать столетие. Как мы будем это делать? Какие достижения у этой армии? Как эти достижения сопрягаются с тем, что обещает нам власть? Слишком много вопросов. Военной техники не счесть, так же как и денег, потраченных на нее. Но Карабах где был, там и остался — у Армении. Я готов воевать, но я не хочу воевать. Война – это ужасно», — сказал азербайджанский историк.

Источник: Panorama.am