Политика

Александр Искандарян: У России нет какого-либо мотива изменить равновесие

Александр ИскандарянAnalitikaUA.net. Собеседник Первого Информационного – директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян.

– Сопредседатель МГ ОБСЕ, новоназначенный посол Джеймс Уорлик выказал готовность направить свои усилия на урегулирование Карабахской проблемы. Можно ли предположить, что решение Карабахской проблемы становится для США приоритетным, с учетом, например, неожиданного и резкого решения Армении вступить в Таможенный союз?

– Сейчас все происходящее в Армении будут связывать с членством в ТС. Что произошло? С назначением на данную должность Уорлик прибыл в регион, причем визит этот в основном информационно-познавательный, он еще знакомится с ситуацией. А что вы ждали, чтобы он сказал, что приехал ничего не делать?

Естественно, это будет следующий рабочий этап, продолжением процесса урегулирования Карабахской проблемы. Я не вижу никаких оснований предполагать, что в этом процессе могут произойти какие-то серьезные изменения. Также нет оснований, чтобы этот процесс не был продолжен примерно в том же формате.

– В послании президента Обамы президенту Азербайджана говорится о необходимости «новых усилий», направленных на восстановление мира в регионе…

– Это нормальная форма письма, принятая в МГ с 1992г. За эти 20 лет я видел множество таких заявлений. Естественно, они продолжат делать то, что могут сделать сопредседатели, в том числе и американские.

– На брифинге в Баку посол отметил, что «пора положить конец ненависти и страданиям». Было ли это мессиджем в адрес Азербайджана?

– Сопредседатели ясно осознают, что проблема в общественных настроениях Азербайджана, которые диктуются властями. Там существует проблема армянофобии. Ну, азербайджанцы проиграли войну, потому работа ведется с ними, т.к. там распространены такие настроения, причем они на государственном уровне.

Вместе со всем этим я бы не копался, не пытался найти признаки того, что в Карабахе что-то меняется кардинально. Карабахское противостояние является своеобразной конструкцией разнородных равновесий, они не только военные, но и экономические, граничные, человеческих ресурсов, лоббинга.

Существует армянский лоббинг против нефтяного фактора, турецкий лоббинг против российского, присутствие Ирана и т.д. Такая вот сложная конструкция, которую мы имеем вот уже 20 лет. И сейчас наивно полагать, чтобы такое положение изменилось только потому, что приехал какой-то человек, передал какое-то письмо, каким бы ни было его содержание.

Это невозможно, эта конструкция сохраняется неизменной долгие годы. Каких-либо изменений быть не может, и это, конечно, хорошо понимает новый сопредседатель, понимают это все сопредседатели, руководители стран и другие.

– Решение о членстве в ТС многие обусловили давлением со стороны России, важной составляющей которого является обеспечение безопасности. Какими, по Вашему мнению, будут действия Евросоюза?

– В постоянной панике армянских СМИ я стараюсь не участвовать. Сказанное Вами – это не то, что происходит на самом деле, но результат общественных обсуждений.

Любое событие в Армении воспринимается в панике: это имеет связь с внутриполитическими развитиями, аудиторией, медиа, состоянием журналистики, так называемым «анализом», но с реальностью это связано незначительно.

Европа просто не имеет возможности оказать давление в сфере безопасности: это одна из причин 3-го сентября, я бы сказал – основная. У России нет какого-либо мотива изменить равновесие. В подобных случаях я всегда привожу пример: если женщина видит мышку и вскакивает на стул, то причину надо искать именно в женщине, а не в мышке.

Вопрос тут в том, как воспринимает общество всякие сигналы извне? Панику по поводу каждого заявления Минской группы я вижу еще с 1992г. Сейчас прибыл сопредседатель, ничего более не произошло. Он поехал в Баку, приехал в Ереван, поехал в НКР, встретился с Алиевым, встретился с Саргсяном, передал послания двум президентам. Это нормальный процесс.

– Какие развития ожидаются после возможного, точнее, вероятного избрания Алиева?

– Никаких выборов не будет хотя бы по той простой причине, что Вы спрашиваете, сами хорошо понимая, что Алиев останется на своей должности. Серьезных изменений, однако, ожидать не следует.

– Закрылись ли для нас двери Европы после 3-го сентября? Возможны ли новые формы сотрудничества?

– Ни одна дверь никогда не закрывается. То, что намерено сделать руководство Армении – очевидно: это поехать в Вильнюс и подписать что-то по максимальной программе. Я не считаю вероятным подписание соглашения о Зоне свободной и всеобъемлющей торговли.

Возможно ли подписание какого-то документа в сфере политики, чтобы остаться в переговорном процессе или, может, для продолжения другого процесса – зависит от того, как отреагирует Европа на то, что говорит Армения, и что не против России. А на реакцию Европы мы еще посмотрим. Поступающие сегодня сигналы самые разные, противоречивые, поступают они от самых разных лиц.

Одно дело – министр иностранных дел Швеции, другое – Брюссель. Все станет ясно завтра (интервью состоялось за день до визита Штефана Фюле в Ереван. – Ред.), после визита Фюле, когда услышим, что будет там сказано.

Я не буду оценивать шансы, ясно, что оба решения принять трудно: позволить Армении поехать в Вильнюс с осознанием того, что многое уже невозможно – нехорошо. В то же время так же плохо не ехать в Вильнюс.

Полагаю, будет принято какое-то политическое решение. Какое – еще увидим. 1in.am